· 

Букет из истории, ботаники, фарфора и дипломатии

XVIII и XIX века были временем экспедиций и географических открытий, которые сыпались, как из рога изобилия. Новые земли всегда требовали подробного описания и сбора образцов растений, животных и прочего характерного для этой местности материала.

Общество оглядывалось вокруг, пытаясь осознать свою роль в окружающем мире. Повсюду витал дух просветительства, в моду вошли занятия естествознанием, энциклопедисты призывали всмотреться в природу и почувствовать себя ее частицей. Во многих развитых странах появились национальные академии наук и географические общества.

На светских вечерах в салонах обсуждались не только политические, литературные и театральные новости, но и рассказы путешественников, сопровождавшиеся демонстрацией  привезенных образцов. Составление гербариев стало таким же обычным развлечением для светских дам, как вышивание. В живописи появилось новое направление - «ботанический рисунок». Такие ботанически точные изображения растений на бумаге и на фарфоре коллекционировали, собирая целые «гербарии».

В 1768 г. по распоряжению Екатерины II из Санкт-Петербурга стартовала естественно-историческая экспедиция, возглавляемая молодым талантливым профессором естественной истории П.С.Палласом. Экспедиция оказалась трудной и длительной. Шесть лет кочевой жизни подорвали здоровье 33-летнего ученого, но не лишили его мужества и энтузиазма. Результаты исследований нашли отражение в многочисленных трудах по минералогии, зоологии, ботанике и этнографии Сибири. Паллас задумал издать большой труд «Flora Rossica», но завершить ему удалось лишь 2 части, посвященных дикорастущим деревьям и кустарникам.

*Книга П.С..Палласа Путешествия П.С. Палласа в разные провинции Российской империи

Коллекции, собранные в этой поездке, легли в основу собрания академической кунсткамеры, а  часть экспонатов попала, благодаря происхождению автора и старым связям, в Берлинский университет. Семена из этой коллекции вскоре станут драгоценным дипломатическим подарком императрицы.

Увлечение ботаникой, коллекционирование, наблюдение за разведением и селекцией растений в собственных садах становится в Европе популярным увлечением для дам высшего света на рубеже XVIII и XIX веков. Интерес к ботанике подогревался сложившимися традициями строительства садов и парков, которые играли роль если не частных ботанических садов, то обширных коллекций растений. Не осталась в стороне и Россия. Такие вельможи, как Шереметевы, Голицыны, Юсуповы наперегонки старались привить в отечестве последние европейские достижения.

Увлечение ботаникой, коллекционирование, наблюдение за разведением и селекцией растений в собственных садах становится в Европе популярным увлечением для дам высшего света на рубеже XVIII и XIX веков. Интерес к ботанике подогревался сложившимися традициями строительства садов и парков, которые играли роль если не частных ботанических садов, то обширных коллекций растений. Не осталась в стороне и Россия. Такие вельможи, как Шереметевы, Голицыны, Юсуповы наперегонки старались привить в отечестве последние европейские достижения.

В XVIII веке процветал культ еды, ни одна встреча или мероприятие, будь то бал, охота или театральное представление, не обходилось без праздничного обеда, порою затягивавшегося до утра. Длительное застолье превращали в шоу. Зал для торжественного обеда украшали цветами и померанцевыми деревьями в кадках. По размеру и количеству этих деревьев можно было судить о размере капитала хозяина, так в Кусково у графа Шереметева было около 600 померанцевых деревьев. Для каждого праздника художник делал эскизы фейерверков, декоративных построек в парке в виде беседок и арок, оформления стола, театральной сцены и костюмов. Стол оформляли в соответствии с предварительно разработанными эскизами. Боковую часть скатерти красиво подкалывали воланами и украшали цветами и лентами. Перед каждым прибором принято было ставить небольшой персональный букет. Стол поражал не только количеством и изысканностью блюд и перемен, но и экзотическими фруктами и компонентами блюд.

Именно этому культу еды мы обязаны появлением роскошных сервизов, фарфоровых статуэток, соответствовавших теме трапезы и украшавших стол, а также искусства оформления блюд. Близился конец XVIII в., эпоха роскоши и сибаритства сменилась аскетизмом французской революции и скромностью просветительства.

Самодержица Российская приняла Французскую революцию в штыки. Казнь Людовика XVI  в 1792 г. только добавила масла в огонь этой неприязни. Поскольку Екатерина Великая привыкла к тому, что в Европе без ее ведома ни одна пушка выстрелить не смела, то отношение ее к республиканской Франции не могло не сказаться на внешней политике России. В 1795 г. она заключила договор с Англией против Французской Директории, согласно которому Россия должна была выставить 60 тыс. солдат во главе с Суворовым, но время шло, а императрица не торопилась проливать русскую кровь, защищая интересы Англии.

Английский король Георг III, пытаясь подстегнуть события, преподнес Екатерине «дипломатический букет», представлявший собой большую коллекцию из 220 видов тропических растений. Подбором растений, доставленных в Англию морем из дальних стран, занимался президент Лондонского королевского общества Джозеф Банкс. Значимость и ценность королевского подарка была настолько велика,  что для доставки саженцев снарядили специальное судно «Вега» в сопровождении военного эскорта. Кроме того, к растениям был «навечно прикомандирован» английский садовник Г. Неа, в обязанности которого входило следить за сохранностью и самочувствием коллекционных растений.

Так в России впервые появились образцы флоры из Африки, Индии, Китая, Новой Зеландии и Австралии. Среди африканских растений было 37 видов вересковых, 10 видов протейных, а также несколько видов пеларгоний, известных ныне всей России до самой отдаленной глубинки под названием герань, и широко распространившаяся у нас только в последнее 10-летие стрелиция королевская (Strelitzia reginae). Среди новозеландских образцов был завезен к нам новозеландский лен (Phormium tenax).

Учитывая неблагоприятный климат Санкт-Петербурга, Екатерина решила разместить полученный «букет» в оранжереях и парке Павловска. Обоз из пятнадцати больших крытых повозок с растениями торжественно и осторожно проследовал из Санкт-Петербурга в Павловск, где его встречали Мария Федоровна и наследник престола, будущий Павел I. Садовник Г. Неа стал неотъемлемой частью коллекции и был «пересажен» вместе с растениями из английских оранжерей в российские.

В качестве ответного подарка в Лондон для Королевского ботанического сада Кью была отправлена партия семян растений, произрастающих на территории России. Среди 217 видов семян были и редкие сибирские растения, такие как  Панцерия мохнатая (Panzeria lanata),Дороникум алтайский  (Doronicum altaicum Pall), Пижма сибирская (Tanacetum sibiricum Falk). Основой для этого подарка послужили семена, собранные натуралистом П.С. Палласом в долгосрочной экспедиции по Сибири.

Фарфор Жуковка Plaza
Фарфор Жуковка Plaza

Зная об увлечении Екатерины растениями, наследник датского престола кронпринц Фредерик в 1790 г. поручил мастерам королевской фарфоровой фабрики Royal Copenhagen изготовить подарочный сервиз из 750 предметов. Сервиз предназначался в подарок русской императрице и был тонкой лестью интересам Екатерины. Рисунки для росписи предметов сервиза, который назывался «Флора Дании», брали из незавершенного еще ботанического атласа «Flora Danica».

Этот атлас объединил таблицы всей флоры Датского королевства, работа над его изданием продолжалась больше века - с 1753  по 1883 г. За это время изменилась политическая карта Скандинавии, и этот великий труд в середине XIX в. решено было сделать общескандинавским, добавив туда тома с норвежскими и шведскими растениями. В окончательном варианте труд состоял из 51 части и 3-х дополнений и включал 3240 гравюр с растениями разных видов.

Работа над сервизом двигалась быстрее  формирования ботанического атласа, но события обгоняли любые планы. В 1796 г. Екатерина Великая умерла, так и не получив этого подарка. Работа над ним была завешена в 1801 г. Расширенный и все еще неполный сервиз состоял из 1802 предметов и был рассчитан на 100 персон. При росписи сервиза было использовано 1260 изображений из атласа «Flora Danica». Латинское название растения воспроизводили на донышке каждого предмета. 

С 1803 г. сервиз «Flora Danica», как произведение искусства, стал принадлежностью датской короны. Но подарок оказался слишком велик для небольших местных резиденций. Тогда по приказу короля десертная часть сервиза была оставлена в замках Амалиенборг и Кристиансборг, а столовая отправлена в Розенборг.

Часть предметов этого сервиза все-таки попала в Россию в качестве приданного принцессы Дагмары, вступившей в брак с Александром III и ставшей императрицей Марией Федоровной.

 

Изделия сервиза «Флора Даника» продолжают выпускать и сейчас, строго соблюдая стиль, заданный еще при изготовлении подарка Екатерине Великой. Рисунки для ручной росписи предметов по-прежнему берут из атласа «Флора Даника». Сейчас доделки к этому историческому сервизу можно увидеть и даже купить.

Фарфор Жуковка Plaza
Фарфор Жуковка Plaza

 Незадолго до смерти, в 1796 г., Екатерина приобрела у английского ботаника Джона Фрейзера, путешествовавшего по Америке, гербарий, собранный им в 1787 г. на острове Мартиника, в Вилиамсбурге. Недавно в старых фондах травников МГУ были обнаружены 5 гербарных листов из этой коллекции. На найденных листах цветы Caesalpinia sapon L., листья и соцветия Schleichera trijuga Wilid и Melia sp., листья Hura crepitans с надписями на русском, французском и английском языках. Поскольку гербарий предназначался для развлечения великосветского общества,  подписи комментировали некоторые особенности этих растений: приятный запах, привлекаемые ими виды насекомых или колибри, которые изображены рядом с ними. В качестве благодарности Екатерина предложила ботанику самому назначить цену за гербарий и сделала его «коллектором Ея Величества» с поручением снабжать ее и в дальнейшем интересными растениями из другого полушария.

После смерти Екатерины II в 1796 г. политические пристрастия Павла I из чувства противоречия резко качнулись в сторону признания республиканской Франции и  Наполеона. Парижские салоны и после революции оставались неизменными законодателями мод, а в них не утихал «ботанический» бум. Не осталась равнодушной к ботанике и Жозефина - «первая леди» Франции, жена Первого консула, а позже - императора Наполеона Бонапарта.

Зная о ее увлечении, вновь назначенный в 1800 г. управляющий Севрской мануфактурой Алекандр Брониар решил создать десертный сервиз с точным воспроизведением рисунков ботанических трудов Пьера-Жозефа Редуте, иллюстрированных художником О.-П. де Кандолем и изданных в 1802-04 гг.

В сервизе было более 80 тарелок с красно-коричневым, украшенным орнаментом, бортиком. Каждый предмет был украшен ботанически точным изображением какого-либо растения с латинским названием под ним, написанным золотыми буквами. Тарелка с изображением голубого лилейника (Hemerocallis caerulea) была одной из них:

 Это растение было открыто в Восточном Китае и первоначально отнесено к лилейникам, считавшимся тогда (неверно) представителями семейства Лилейные. Сейчас мы его знаем как хосту, имеющую статус самостоятельного рода. Таким образом, это фарфоровое изделие является наглядным свидетельством одного из ботанических заблуждений того времени. Изображение для фарфора выбрано из рисунков представителей семейства лилейных, таблицы с которыми были изданы в Париже в 1802 г. Первые скопированные на фарфор рисунки и дали название сервизу – «Лилейный», хотя  в сервизе были воспроизведены также иллюстрации к трудам «История тучных растений» де Кандоля 1799 г. и «Мальмезонский сад» Пьера Вертена 1803-04 гг. Использование последнего издания бесповоротно определило будущую владелицу сервиза. Кому же еще можно было адресовать такой подарок, как не самой хозяйке Мальмезона и будущей императрице Франции?

С октября 1802 по февраль 1803 г. было расписано 26 тарелок. Работа выполнялась двумя лучшими мастерами-художниками Севра, специализирующимися на изображении цветов – Ф. Парнстом и Ж.-Н. Сиссоном. С 1803 г. работу возобновил Жильбер Друэ, расписавший ¾ всех тарелок и все формовые изделия сервиза. Тем временем 1804 г. прошел под знаком подготовки Наполеона и Жозефины к коронации, которая состоялась 2 декабря 1804 г. В апреле 1804 г. 60 тарелок были закончены, а к 18 марта 1805 г., когда сервиз поступил на склад мануфактуры, он насчитывал 80 тарелок и целый ряд формовых изделий.

28 марта 1805 г. Лилейный сервиз был доставлен в императорскую резиденцию Наполеона в Сен-Клу, откуда отправился в Мальмезон. 3 апреля 1806 г. сервиз в качестве свадебного подарка был передан Стефании де Богарне (1789-1860), удочеренной императорской четой племяннице первого мужа Жозефины, вышедшей замуж за принца Баденского. В 1811 г. в связи с вступлением супруга на престол герцогства Баденского, Стефания заказала дополнение к имеющемуся сервизу. Заказ выполнялся на Парижской мануфактуре Ле Гро д`Анизи. При работе над дополнением была использована новая для того времени технология печати рисунка на фарфоре. Изображения для изделий брали из труда ботаника П.-А. Пуато «Flora Parisiensis» («Парижская Флора»), иллюстрированного художником П.-Ж.-Ф. Тюрпеном. Две тарелки с изображением Хвостника обыкновенного (Hippirus vulgaris)  и вероники горной (Veronica montana) были созданы после 1811 г. и дают нам представление о флоре Парижа.

Для сервиза подбирались не роскошные цветы, а растения хорошо знакомые и часто встречающиеся, таким образом сервиз приобретал познавательное значение, становясь гербарием на фарфоре за обеденным столом. До 2000 г. сервиз был собственностью маркграфов Баденских.

Вернемся в Россию и посмотрим, как мода на ботанику повлияла на вкусы наших соотечественников.

Жажда славы всю жизнь не давала покоя князю Юсупову. Собрать под своей крышей все лучшее и быть первым во всем – под таким девизом протекала вся его жизнь. В Европе увлекаются живописью - значит, у него должна быть уникальная коллекция живописи; фарфором - значит, - собственная фарфоровая мастерская должна выпускать подарочные изделия лучше Мейсена и Севра, в крайнем случае, оригинальнее и уникальнее. Покинув пост директора Императорского фарфорового завода, Николай Борисович Юсупов был крайне недоволен качеством продукции, выпускаемой после его ухода. Создание собственной фарфоровой мастерской давало возможность показать, что потеряло российское фарфоровое производство в его лице.

Поскольку фарфор ценился очень высоко, чайная пара ручной росписи была достойным подарком не только вельможам и придворным, но и самим государям. Лично подбирая рисунки для изделий своей мастерской, Юсупов остановился на рисунках П.-Ж.Редуте, выпустившего в 1817-24 гг. в Париже трехтомный атлас «Розы» с описанием видов  и сортов роз, растущих в Мальмезоне. Князь решил выпустить серию тарелок с изображением роз. Работа над тарелками шла с 1824 по 1827 г. Нераписанные белые фарфоровые формы (белье) мастерская Юсупова получала из Франции. Надглазурная ручная роспись изделий производилась крепостными  художниками в мастерской Юсупова.(Юсуповский фарфор нынче - большая редкость, ведь он никогда не производился на продажу. Набор тарелок с розами знакомит нас с коллекцией роз Жозефины в Мальмезоне...)

Сейчас сохранилось около 80 тарелок этой серии. Почти все они маркированы  надписью на донце Arhangelski и годом выпуска, кроме того, на обороте тарелок, выпущенных в 1826-27 гг., золотом был указан том атласа и номер листа с изображением, скопированным на фарфор. В центре тарелки (на зеркале) крупно изображен цветок с подписью на французском языке. Сейчас 49 тарелок принадлежит Русскому музею, 13 – музею Архангельское, 9 – музею Павловска, остальные поштучно рассредоточены по разным музеям и коллекциям.

 

Семьдесят лет, с середины XVIII до 30-х годов XIX века, увлечение ботаникой объединяло страны и людей. Их интерес и любовь к растениям позволили увековечить эту хрупкую красоту на листах ботанических атласов и фарфоре для будущих поколений.

Автор: Чечеватова Татьяна, биолог

Москва, Рублёво-Успенское ш., 201


info@rublevka24.ru


Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику, которая помогает нам обеспечивать вас лучшим контентом. Вы можете прочитать подробнее о cookie-файлах или изменить настройки браузера. Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов. Это совершенно безопасно!