· 

История Старорублёвского шоссе. Часть первая

Когда говорят "Рублёво", то большинство сразу ассоциирует это слово с олигархами, их виллами и особняками, Барвихой и прочими правительственными и частными дачами всяких Путиных, Сердюковых и Шойг. Однако тут происходит стабильная подмена понятий: всё вышесказанное относится не к Рублёво, а к Рублёво-Успенскому шоссе и его окрестностям. Само же Рублёво - маленький посёлок, про который большинство и не знает, хотя место для московской истории знаковое. В период с 1901 по 1903 годы здесь была построена Рублёвская насосная станция, которая начала снабжать г. Москву питьевой водой прямо из Москвы-реки, протекающей здесь же. Строительство шло в несколько очередей, с завершением каждой из которых росла производительность станции, вводились новые методы очистки, расстраивался сам посёлок, возводились станционные здания. На фотографии здание водоприёмника, сейчас заброшенного, хотя и находящегося на закрытой территории. 1903 год, авторство постройки скорее всего принадлежит архитектору М.К. Геппенеру, построившему в Москве огромное количество общественных и промышленных зданий.

Этим постом я начинаю большую серию о Рублёвской станции водоподготовки, её истории и современности. Тот факт, что я ещё и химик, позволило сделать большой и всесторонний обзор. Речь пойдёт как про историю и архитектуру станции, так и про химико-технологические процессы, которые на ней применяются. Изучая сооружения, я уже сделал пару открытий, которые будут интересны любителям истории. Так, например, оригинальные водоочистные сооружения, построенные в период 1903-1918 годов, считались полностью утраченными. Проведённые мной исследования показали, что далеко не всё подверглось массированной реконструкции советского периода, многое осталось почти нетронутым на своих местах, а кое-что даже продолжает использоваться по прямому назначению, несмотря на более чем 100-летний возраст. Одним словом следите за обновлениями.

Посёлок Рублёво и Рублёвская станция водоподготовки. Часть первая, вводная.

Рублёвская станция водоподготовки. Водоприёмник, Москворецкие ворота и Первое машинное здание. Фотография примерно 1903 г.
Рублёвская станция водоподготовки. Водоприёмник, Москворецкие ворота и Первое машинное здание. Фотография примерно 1903 г.

Рубеж XIX-XX веков, а именно 1890-1915 гг, явил собой, пожалуй, самое плодотворное время в истории отечественной промышленной и общественной архитектуры. В эти 25 лет были возведены многочисленные прекрасные здания и инженерные сооружения, целые ансамбли. Факторов, способствовавших этому, можно перечислить множество. Это и близость нового столетия, а затем и начало ХХ века, это выдающиеся достижения человечества в науке и технике, целая россыпь открытий, будораживших умы современников, это переосмысление градостроительных концепций и отношения к единице общества - человеку. Помимо эволюции существующих, появлялись новые типы зданий, к ним предъявлялись наиболее амбициозные, иногда даже почти фантастические требования как с архитектурной, так и с инженерной точки зрения. Всё это создало плодородную почву для творчества инженеров и архитекторов. Вооружившихся новыми материалами и методами, теперь они могли реализовать то, о чём их предшественники лишь мечтали. Способствовал этому развитию и достаточно продолжительный (для Российской Империи) период без крупных войн и серьёзных бедствий.

Не вызывает удивления, что именно в эти времена общеевропейского благоденствия и в Российской Империи, возглавляемой молодым Императором, создаются многочисленные новые предприятия, доля промышленного производства начинает расти. Это, в свою очередь, привлекает людей на учёбу и заработки в города. Но быстрый рост населения городов, в частности Москвы, привёл и к отрицательным последствиям. Повысилась плотность населения, следовательно, ухудшились санитарная обстановка и то, что сейчас называется качеством жилищных условий. Население Москвы, превысившее в 1896 году 1 миллион человек, продолжало быстро расти, достигнув примерно к 1910 году отметки 1,5 миллионов человек. Перед старинным городом, в котором никогда ранее не проживало столько людей, остро проявлялись новые, несвойственные для него ранее, реалии. В этой связи остро вставали вопросы условий проживания и труда, водоснабжения, транспорта, строительства, снабжения жителей продовольственными и другими товарами. Достигли угрожающей ситуации сразу ряд проблем, так на 1905 год аналитиками прогнозировался грандиозный транспортный коллапс Московского железнодорожного узла, а вместе с ним и уличного транспорта. Проблемы требовали безотлагательного решения, поэтому Московской городской управой, Городским головой и Министерством путей сообщения было принято решение о строительстве для начала нескольких товарных станций за пределами города, затем была сооружена соединительная ветвь от Брянского (Киевского) до Курского вокзала, а в период 1904-1908 гг. было осуществлено строительство Московской Окружной железной дороги. Новый век, одновременно с новыми достижениями, принёс и новые тяжкие заботы.

Сухарева башня, фотография примерно рубежа веков. Если кто-то не опознал, так выглядело Садовое кольцo.
Сухарева башня, фотография примерно рубежа веков. Если кто-то не опознал, так выглядело Садовое кольцo.

Не лучше складывалась ситуация и с водоснабжением. Действовавший в Москве уже почти 90 лет Мытищинский водопровод даже после реконструкции, проведённой в 1850-х годах под руководством инженер-генерала барона А.И. Дельвига (после чего получил своё второе название - Дельвиговский), поставлял городу всего до 500 тысяч вёдер (1 ведро = 12.29 литра) воды в сутки, т.е. чуть более 6000 куб.м, на конец XIX века это было уже недопустимо мало. Вода поднималась и перекачивалась из артезианских источников посредством паровых машин и насосов Мытищинской и Алексеевских водокачек, после чего попадала в напорные ёмкости, устроенные в Сухаревой башне, и далее шла в городскую водопроводную сеть уже самотёком.

Большая часть этой воды поступала потребителям из водоразборных фонтанов (стоявших на 5 крупных площадях) через водовозов. Водовозы наливали воду специальными черпаками в бочки, после чего развозили по городу. Разумеется, качество воды (изначально весьма высокое) при такой системе подачи серьёзно снижалось, особенно летом, в жару.

Вторая реконструкция Мытищинского водопровода 1893 года позволила утроить(!) его мощность, доведя подачу воды уже до 1,5 миллионов вёдер в сутки (около 18.5 тысяч куб.м). Для этого была проделана большая работа: на нынешнем проспекте Мира, неподалёку от будущей площади Рижского (а тогда - Виндавского) вокзала по проекту архитектора М.К. Геппенера и инженеров Н.П. Зимина, К.Г. Дункера и А.П. Забаева были построены сколь грандиозные, столь же и грациозные Крестовские водонапорные башни, а близ Новоспасского моста - здание Главной городской насосной станции (в нём сейчас располагается музей воды). 

Крестовские башни. Слева и чуть сзади построен Рижский вокзал, справа вестибюль метро Рижская.
Крестовские башни. Слева и чуть сзади построен Рижский вокзал, справа вестибюль метро Рижская.

Также М.К.Геппенером в сотрудничестве с инженерами водопровода были реконструированы Мытищинская и Алексеевские водокачки. Для подачи воды в дома были проложены чугунные водоводы, сеть которых постоянно развивалась и расширялась. Все эти меры позволили значительно улучшить водоснабжение и качество самой воды. Критическое положение было успешно преодолено... но лишь на 3 года. К 1896 г. стремительно растущая потребность Москвы в чистой воде снова превзошла имеющиеся возможности, и ситуация вновь потребовала кардинальных решений. Мытищинские скважины больше дать не смогли, попытки добыть больше привели к скачкообразному падению качества воды, которое, к тому же, после снижения добычи восстановилось не до конца. Здесь и берёт свои истоки Рублёвская станция водоочистки.

Первое машинное здание, фотография начала ХХ века. Кстати, строительные работы в старые времена отличало то, что практически всегда полностью убиралась вся крупная растительность. С точки зрения охраны природы это, разумеется, плохо. Зато для фотосъёмки нет никаких преград и поэтому до нас дошли отличные снимки. Расчищенные территории потом озеленяли.

Идея использовать обычную речную воду, соответствующим образом подготовленную, разумеется, возникла задолго до описываемых событий рубежа ХIX-ХХ веков. Примерно с 1850-х гг. предпринимались попытки подачи москворецкой воды, но та вода мало того, что забиралась в черте города, но ещё и не проходила никакой очистки, поэтому только портила собой чистую мытищинскую, с которой смешивалась. Тем не менее, для крупного города, стоящего на реке, потребление речной воды всегда является очевидным выходом, поэтому мысли по насыщению городского водопровода москворецкой водой витали в воздухе постоянно, ожидая лишь достойной реализации. Заметим, что москворецкая вода до своего впадения в черту города, являлась довольно чистой, поэтому могла быть сравнительно легко очищена для использования в качестве питьевой.

Строительство станции включало 4 очереди и продолжалось суммарно (с перерывами между очередями) более 15 лет, с 1901 по 1918 год. При этом первая очередь была героически построена и запущена в работу поистине ударными темпами, всего за каких-то 14 месяцев! "Героически" - вовсе не сарказм, а точная характеристика, потому что ситуация требовала действовать ОЧЕНЬ БЫСТРО. Получилось не только быстро, но и качественно. Странная, всё-таки, у русского народа особенность: чем меньше времени и сложнее ситуация, тем лучше будет результат.

Первое машинное здание
Первое машинное здание

Москворецкий водопровод имел проектную мощность 14 млн. вёдер (1.14 млн. кубометров) в сутки, однако это число было взято с приличным заделом на будущее, сразу столько воды не требовалось. Поэтому, в угоду рациональности и скорейшему запуску, ввели разделение мощности поровну между 4 очередями, т.е. по 3.5 млн. вёдер на очередь. В этом посте я не буду описывать технологию и подробные особенности всех зданий. Строительство шло сразу на двух участках: на Воробьёвых горах строился резервуар для чистой воды, в посёлке Рублёво - водоподъёмная и очистная станция, включающая более десятка зданий и сооружений, а между станцией, резервуаром и городом прокладывались магистральные водоводы и строилось Рублёвское шоссе.

Воробьёвский регулирующий напорный резервуар...
Воробьёвский регулирующий напорный резервуар...

...и его создатель. Знакомьтесь, Максим Карлович Геппенер, уже упоминавшийся ранее.

Фотография, кстати, с сайта http://geppener.ru, на котором есть немало интересного про этого талантливейшего человека.

Да-да, архитектором, строившим все здания нового Москворецкого водопровода, был всё тот же М.К. Геппенер, участвовавший и в реконструкции водопровода Мытищинского. Архитектор, имевший огромный авторитет и снискавший славу талантливейшего проектировщика общественных и промышленных зданий. Благодаря его высочайшему мастерству и незаурядному подходу, здания станции получились исключительно качественными, продуманными и красивыми, причём и по отдельности, и как архитектурный ансамбль. Воробьёвский резервуар же получил открытую верхнюю площадку, куда беспрепятственно могли приходить гулять и любоваться Москвой люди. Город лежал перед ними, словно на ладони. Село Воробьёво издавна служило местом прогулок горожан, а устройство на крыше резервуара смотровой площадки было первым шагом к нынешней смотровой площадке на Воробьёвых горах.

Резервуар первоначально имел скромную ёмкость в 500 тысяч вёдер, но постепенно вводились в строй новые отделения резервуара, поэтому ёмкость росла вместе с производством. Свои резервуары для чистой воды строились и на станции. 

Параллельное строительство резервуара и очистных сооружений позволило не только сэкономить много времени, но и испытать сам резервуар, систему водоводов, отдельные узлы и целые участки до ввода в строй. Была и "генеральная репетиция" - пробный пуск воды в город. Он был произведён тихо и без какой-либо огласки, но осторожность оказалась излишней: всё работало прекрасно.

Первый сборный резервуар (два маленьких домика в левой части кадра - его наземные павильоны) и английские фильтры. Вдали виднеются жилые дома и казармы для рабочих. Первое машинное здание с высокой дымовой трубой - мы его уже видели на других снимках.

Хорошо видна и аллея, которые высадили на всех проездах. Здесь в кадре берёзовая аллея, а ещё есть лиственничная, еловая и липовая.

Первое машинное здание, паровые котлы. Частичка паровой эпохи. Паровые машины приводили в движение насосы первого и второго подъёма, а также вырабатывали электричество для освещения. На станции сразу же было устроено электрическое освещение. В следующих очередях строительства устанавливались уже электрические насосы, а двигатели устанавливались уже дизельные.

Первое машинное здание, общий вид зала первого подъёма. Окна находятся настолько высоко не просто так. Дело в том, что зал сильно заглублён вниз. Это облегчало подъём воды из реки и перекачку её на линию очистных сооружений. Из зала выходили огромные трубы, по которым перекачивалась вода.

Лаборатория. 1903 год. Прекрасное, визуально очень лёгкое и гармоничное здание с голландскими и английскими мотивами.

Общий вид от здания конторы и часть коллектива станции. Видны молодые аллеи, а также часть очистных сооружений. 

Водозабор, современный вид. К огромному сожалению и стыду, этот символ Рублёвской станции сейчас заброшен и никак не используется, хотя исправно проработал практически 100 лет, закрыт был в начале 2000-х годов.

Кунцевские ворота, фрагмент. Эти ворота - единственное, что осталось от оригинальной ограды станции, но даже тут вместо решётчатых элементов между столбами сплошная закладка кирпичом, а также законопатили овальные декоративные выемки. Остальная ограда давно заменена на сплошной бетонный забор.


  • Текст и фото Алексей Степанов 
  • http://steal86.livejournal.com
  • http://photo-hq.ru/

Москва, Рублёво-Успенское ш., 201


info@rublevka24.ru


Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику, которая помогает нам обеспечивать вас лучшим контентом. Вы можете прочитать подробнее о cookie-файлах или изменить настройки браузера. Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов. Это совершенно безопасно!