· 

Воспоминания никологорцев о наступлении под Москвой

Вряд ли кто-либо поставит под сомнение, что вторая мировая война стала крупнейшим событием мировой истории и величайшим военным испытанием. Судьба войны, от которой зависело будущее мира, была решена под Москвой.

Жарким   летом  I94I г школьники и студенты днем и вечерами шумели на спортивной площадке и на реке. В 20-х числах июня в лесу и на участках цвели ландыши. Обычно в полдень в контору РАНИС собирались послушать последние новости по радио. 22 июня вместо обычной сводки «Что делается на фронтах Западной Европы и на Балканах» услышали речь В. Молотова о вероломном нападении гитлеровских полчищ на нашу страну.

Десяти минут не прошло, как весть облетела все дачи. У конторы, возле спортивной площадки собралась небывало большая толпа никологорцев. Вечером половина жителей Николиной горы уехала в Москву. Ночью была объявлена мобилизация и военное положение. В армию взяты часть служащих и рабочих РАНИСа, в народное ополчение вступили некоторые члены товарищества, а затем постепенно ушли в армию почти все юноши.

На 3-й день был получен приказ, чтобы на каждом участке было устроено бомбоубежище. Каждую ночь стали ждать налётов. Наши сторожевые самолёты постоянно дежурили в небе. В одну из ночей первой недели войны была произведена пробная воздушная тревога. Она заставила никологорцев поскорее закончить постройку бомбоубежищ, в средине  июля на лугу за Москва-рекой напротив начали строить ложный аэродром из стогов сена. В эти дни немецкие разведчики особенно часто появлялись на небе.

Воздушные налеты.

Первый налёт на Москву и на ложный аэродром, что против Николиной горы, был ночью 22  июля . Около 10 часов вечера вдруг послышались тревожные гудки паровозов, завыли сирены в доме отдыха «Сосны», зазвонили колокола в Успенском и в Иславском. И на Николиной горе у конторы дежурный принялся часто-часто колотить молотком в обломок рельса, повешенного на сосне. Десятки прожекторов, расположенных на успенском и дубцовском полях, протянули в небо свои  лучи .

Мирные жители роют противотанковый ров под Москвой
Мирные жители роют противотанковый ров под Москвой

Скоро с запада от Звенигорода послышалось гудение множества самолётов. Самолёты шли где-то за облаками. Ударили зенитные орудия. Вдруг пронзительный свист раздался в воздухе, блеснули  два  сильных разрыва, и на лугу против Николиной горы загорелись сотни белых ослепительных огней. Это немец бросил множество зажигательных бомб на аэродром.

Самолеты летели  к   Москве  волнами через 5-8 минут. Красное зарево пожара стояло над Москвой. Стога за рекой горели до утра, Николина гора была освещена пожаром. В  лучах  прожекторов низко над горой медленно пролетел на запад привязной аэростат, сорванный немецким самолётом, наткнувшимся на трос, конец троса цеплялся за верхушки деревьев.

Немецкие самолёты возвращались от Москвы поодиночке, наши самолёты преследовали их и то и дело мелькали длинные струи пулеметного огня, слышался звук выстрелов. Налёт продолжался до 3 часов утра. В следующую ночь налёт повторился с новой силой, и затем начал повторяться через ночь, через  две . Все чаще  наши   летчики  вступали в воздушный бой с врагом. Бои обычно бывали в районе между Звенигородом и Николиной горой. Ближе   к   Москве  наши  не   летали ,  чтобы   не   попасть   под   обстрел   своих   же  зениток. Два   вертикальных   луча  прожекторов, стоявших у Барков и у Дмитровского, указывали границы, за которые нельзя было нашим залетать.

 Слева - генерал армии Г.К. Жуков, с 10 октября 1941 г. командующий Западным фронтом
Слева - генерал армии Г.К. Жуков, с 10 октября 1941 г. командующий Западным фронтом

В конце октября 1941 г. Фашисты оказались на западных границах района. Все взрослое население было мобилизовано на строительство оборонительных сооружений. Район вошел в состав подпольного окружкома Юго-западной группы. Еще в августе были подготовлены 4 партизанских группы, составившие в декабре объединенный партизанский тряд под руководством С.А.Абакумова (комиссар С.И.Катин). Партизаны действовали совместно с частями Красной Армии: участвовали в боях, вели разведку в тылу. При наступлении наших войск в декабре 1941 г. Они помогали очищать район от врага.

Немцы упорно рвались к Москве, не считаясь с потерями. 12 октября 1941 г. За подписью И. Сталина и Б. Шапошникова была издана директива о создании Западного фронта и назначении его командующим видного полководца Г.К.Жукова. В тот же день он прибыл в район Перхушкова и в деревне Власиха развернулся штаб фронта.

На Звенигородско-Кубинском направлении действовали части 5-й армии. Ею командовал генерал Д.Д.Лелюшенко, а после его ранения, с 18 октября генерал Леонид Александрович Говоров. Весь ноябрь шли тяжелые кровопролитные бои. Последним успехом немцев явился предпринятый ими 1 декабря прорыв в направлении Кубинки и Голицына. Он осуществлялся двумя ударами с севера, силами одного полка пехоты с танками ( с рубежа деревень Волково и Рязань на Пронское), и с юга, силами двух полков с приданной бронетехникой ( через Акулово и Юшково на Голицыно).

Красноармейцы осматривают немецкое 150-мм самоходное орудие siG 33 (sf) на базе танка Pz.I Ausf B (САУ «Бизон»), захваченное исправным в Подмосковье
Красноармейцы осматривают немецкое 150-мм самоходное орудие siG 33 (sf) на базе танка Pz.I Ausf B (САУ «Бизон»), захваченное исправным в Подмосковье

Отступление.

Армия отходила вглубь страны. Постепенно дачи начали пустеть. Фронт подступал всё  ближе  и ближе. В сводках появилось Можайское направление, Волоколамское. Через Николину гору всё чаще стали проходить на запад отряды войск. Каждый вечер сотни привязных аэростатов поднимались в небо над окрестностями. Налёты немцев продолжались с прежней силой. Иногда немецкие, воздушные армады появлялись даже днем.

Тревога увеличивалась, пошли разговоры о том, что под Ельней наши окружены, но прорываются и выходят из окружения. Вскоре через Николину гору потянулись отряды тех, кто вышел из окружения. С суровыми, измученными лицами наши воины шли и ротами и мелкими группами, иногда даже по-двое, по-трое, в рваных шинелях, в разбитой обуви. Завернувшись в плащ-палатки, в низко надвинутых фуражках, мокрые, голодные, они шли утомленным шагом. И было видно, что они идут уже не одну сотню километров. Скоро потянулись и беженцы: ехали обозы телег, нагруженные домашним скарбом,  к  телегам привязаны коровы, козы. На асфальте коровы падали… Иногда погонщики тут  же их резали, тушу клали на телегу, — и дальше, дальше. Старики и женщины шли пешком. На телегах сидели лишь маленькие дети или женщины с грудными ребятишками, или глубокие старики и старухи. Никогда дорога от Звенигорода до Николиной горы не была такой многолюдной, как в эти  два  месяца октябрь-ноябрь  1941   года !

Женщины прибивают агитплакаты на улице Можайска
Женщины прибивают агитплакаты на улице Можайска

На Николиной горе обозы разделялись: меньшая часть шла на Усово, а большая на Масловку и Павловскую слободу, потому что ходил слух: «через Москву беженцев не пускают, надо ехать в обход». Некоторые пытались остановиться на ночлег на Николиной горе, но их подпирали сзади, заставляли двигаться. На ночлег обозы останавливались где-то на полях за Масловкой и возле Барков и Бузаева. Совхозы и дома отдыха были брошены. По лесу беспризорно бегали свиньи, бродили коровы, птицу из совхоза раздавали даром, лишь бы она не досталась неприятелю!

Фронт приближался стремительно. Взят Можайск, упорное сражение у Рузы. Артиллерийская канонада слышна была день и ночь беспрерывно. С фронта начали прибывать воинские части и размещаться в пустующих дачах. Крупный отряд  лётчиков  занял половину дач, их штаб поместился в даче П. Л. Капицы. Другую половину дач заняли пехотные отряды.

Уезжая, члены товарищества почти не взяли с собой крупных вещей. В дачах была мебель, одежда, посуда, библиотеки, рояли, пианино. Правление постановило увезти с Николиной горы в Москву наиболее ценные вещи. Так было увезено 17 роялей и пианино и передано для нужд Красной армии много велосипедов, оставленных в гараже. Имущество гаража было целиком передано Красной армии. В гараже разместились машины воинских частей.

Среди военных была уверенность, что враг будет остановлен далеко от Москвы, и Николина гора не будет захвачена. Действительно, в начале ноября на фронте произошёл перелом: стремительное наступление немцев задержалось. Через Николину гору на запад пошли отлично организованные воинские части, — иногда они проходили с музыкой. По ночам гремела артиллерия, а днем длинными колоннами тянулись грузовики с красноармейцами, со снарядами и продовольствием. Иногда проходили грузовики полные бутылок с горючей жидкостью.

Красноармейцы скрытно выдвигаются на боевую позицию в деревне во время битвы под Москвой. У бойца в центре в руках ротный 50-мм миномет
Красноармейцы скрытно выдвигаются на боевую позицию в деревне во время битвы под Москвой. У бойца в центре в руках ротный 50-мм миномет

Бои на Николиной горе.

Со второй половины ноября в Звенигородском районе начались сильные бои. Враг взял Каринскую, что на Москва-реке всего в 15 километрах от Звенигорода. Звенигород эвакуировался. Сотни беженцев из Звенигорода, из Ершова, Козина и Грязи опять уходили через Николину гору. Женщины, закутанные до глаз, везли на салазках детей и скарб, стариков и старух, гнали коров и коз. Враг находился уже в трёх километрах от Звенигорода, обходил город с севера. Окрестности Николиной горы постепенно становились фронтом. В лесу и на участках красноармейцы рыли окопы. Через гору в бой пошли танки.  Летчики , жившие в дачах, переехали  ближе   к   Москве . В освобождённых дачах тотчас разместились на отдых воинские части, только что вышедшие из боя. Едва отдохнув, они снова уходили в бой. Наконец, наступили первые дни декабря, — незабываемые дни самых жестких боев под Москвой и, в частности, в районе Николиной горы. Горели Грязи, Супонево, Полицы, Дарьино. День и ночь, не умолкая ни на секунду, гремела артиллерийская и минометная стрельба. Возле аксиньинского кладбища стояли «катюши». 2 декабря немцы начали артиллерийский  обстрел  Аксиньина. Наша артиллерия стреляла от Николиной горы и в район Полицы и Грязей. Тяжёлые орудия стояли за Москва-рекой между Иславским и конным заводом на опушке леса и била туда-же — по Ларюшину, Полицам и Грязям. Тяжелие снаряды летели через Николину гору и через Аксиньинское болото. Мост у дома отдыха «Сосны» был минирован. Солдаты двигались по лесу, по дороге, по участкам, тащили на веревах, по снегу в ящиках противотанковые мины. Время от времени по дорогам и по лесу быстро проезжали грузовые автомобили и с них бросали красноармейцам буханки хлеба и копчёную воблу, так как полевые кухни не успевали накормить всех. В даче Кравченко был устроен полевой лазарет. Здесь оказывалась первая помощь раненым. Полы и стены дачи были залиты кровью. Умерших от ран хоронили прямо на участке Кравченко.

Советские дети на брошенной 210-мм тяжелой мортире образца 1918 года (21 cm Mrs. 18) после разгрома немецких войск под Москвой
Советские дети на брошенной 210-мм тяжелой мортире образца 1918 года (21 cm Mrs. 18) после разгрома немецких войск под Москвой

Cо 2 декабря на Николину гору начали прибывать сибирские полки. Особенно много их прибыло вечером 5 декабря. От Москвы они шли пешком и здесь расположились на ночлег частью на дачах, а частью прямо на дороге и в лесу, хотя мороз был сильный. Храп спящих и оклики часовых слышались на всей горе. К 5 декабря наши войска прочно закрепились на рубеже: Аносино, Захарово, Николина Гора – частями 108-й стрелковой дивизии; Аксиньино, Козино, Скоково, Ново-Александровское, Аниково – силами 144-й стрелковой дивизии; Гигирево, Бушарино и далее по реке Москве до Васильевского – подразделениями 50-й стрелковой дивизии; участок Наро-Осаново, Можайское шоссе заняла 82-я мотострелковая дивизия; оборону Софьино, Нарских прудов, Акулова, Мякишева держала 32-я стрелковая дивизия. В эту ночь немцы сделали особенно сильный натиск. Они дошли к деревне Масловка, их разведка проникла на территорию дома отдыха «Сосны». У моста возле Масловки произошёл небольшой бой, в котором погибло 14 наших бойцов. Их братская могила находится на месте боя, у моста.

С этого рубежа 5 декабря началось советское контр-наступление первых частей Красной Армии, которое через неделю было поддержано всеми силами Западного фронта.На рассвете 6 декабря, когда сибиряки пошли в наступление через Аксиньиское болото и по лесу в направлении на Палицы, весь воздух дрожал от пулеметной стрельбы. В Аксиньине и в Палицах возникли новые большие пожары. Танки шли вокруг болота и лесными дорогами. День 5 декабря был переломным: немцы не выдержали натиска и начали отступать. Уже утром они очистили деревню Масловку, потом Чесноково, Ларюшино, Палицы. Бой продолжался 6 и 7 декабря. Николина гора чудом не стала местом боя, как и в древние времена оказалась на границе земли русской. На пространстве между Николино горой, Аксиньиным, Полипами и Ларюшиныш погибло около тысячи наших воинов. Они похоронены в братских могилах на Аксиныинском кладбище и на поле близ Полицов. 13 декабря в прорыв был брошен кавалерийский корпус генерала Л.М. Доватора. В результате успешного наступления к 25 декабря был освобожден почти весь край.

После боев.

По полям опасно было ходить: можно наткнуться на мину или гранату. Несколько ребят в Аксиньине погибли при взрывах мин, получили ожоги «жидкостью Молотова».

Только летом 1942 года прибыли отряды, собравшие орудия и очистившие поля от обломков оружия. Очищена была и Николина гора. Последние остатки мин были обнаружены молодым А. Капицей спустя несколько лет после войны в опорах моста в с.Успенское.

После того, как немцы, откатились за Звенигород, дачи Николиной горы стали приютом резервных воинских частей. В феврале вернулись сюда лётная часть, другая половина была занята санитарной частью, организовавшей здесь санитарные военные курсы. Два года потом дачи были в распоряжении воинских частей, а жители поселка организовали для инвалидов войны бухгалтерские курсы. Жили здесь не больше 15 семей.

Только с весны 1944 г начали возвращаться из эвакуации члены товарищества и селиться в своих дачах. Бухгалтерские курсы были расформированы, воинские части ушли ближе к фронту, дачи стояли пустые.

Восстановление. 

После войны началось восстановление народного хозяйства. Посёлок РАНИС Николина гора из войны вышел изрядно потрепанным. Лес частично вырубили, сильно пострадали дачи: исчезла мебель и вещи, библиотеки были разгромлены, книги изорваны, заборы поломаны. Летом 1945 г начались восстановительные работы: чинились изгороди и крыши, восстанавливались поломанные перегородки внутри дач. Два лета подряд в 1944-45 гг на Николиной горе почти половина членов товарищества имели на участках и на лугу на берегу реки огороды, — большое подспорье в питании военного времени. Летом 1946 г Николина гора приняла почти довоенный вид. Последующая жизнь края складывалась с учетом того, что район стал оздоровительным регионом и развивался под непосредственным влиянием строительства и функционирования санаториев, домов отдыха и пионерских лагерей.

 

Подготовлено по материалам энциклопедии сел и деревень «Одинцовская земля»

и воспоминаниям членов дачного кооператива РАНИС (работников Академии наук и искусства)

Москва, Рублёво-Успенское ш., 201


info@rublevka24.ru


Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику, которая помогает нам обеспечивать вас лучшим контентом. Вы можете прочитать подробнее о cookie-файлах или изменить настройки браузера. Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов. Это совершенно безопасно!