Уголовная ответственность за сбор дров

Нет, мы не живем в стране дураков…Мы живем в стране чиновников, которые лютой ненавистью ненавидят народ и природу.

 

И пока глава Рослесхоза, заместитель министра природных ресурсов и экологии Иван Валентик со своей молодой женой Ниной демонстрируют в соцсетях атрибуты роскошной жизни, проводя частые каникулы на Мальдивах, наши леса завалены гниющим сушняком и «буреломными» деревьями, что и является основной причиной бесконечных лесных пожаров.

Самое интересное – в РФ вводят уголовную ответственность за сбор дров в лесу и это при том, что леса попросту гибнут.

Письмом от 25 февраля 2016 года № ЕК-07-54/1985 Рослесхоз разъяснил органам управления лесами субъектов РФ и своим территориальным органам, что присвоение находящейся на землях лесного фонда древесины ветровальных и буреломных деревьев следует рассматривать как хищение.

Это означает, что любой человек, нарубивший или напиливший, например, дров из лежащих в лесу мертвых деревьев, с точки зрения Рослесхоза является нарушителем и должен быть привлечен к установленной действующим законодательством ответственности.

 

Уголовный кодекс РФ понимает под хищением «совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества» (ст. 158 УК РФ). Согласно этой статье, Кража, то есть тайное хищение чужого имущества, наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Принципиальным отличием мелкого хищения (административного правонарушения) от кражи (преступления) является наличие ущерба, причиненного собственнику. С точки зрения здравого смысла, присвоение кем бы то ни было мертвой древесины, лежащей в лесу, ущерба государству обычно не наносит – государство никак эту древесину не использует и даже, в определенных случаях, рассматривает ее как «захламление» (пункт 115 Методического документа по обеспечению санитарной безопасности в лесах, утвержденного приказом Федерального агентства лесного хозяйства от 09.06.2015 № 182). Но постановление Правительства РФ от 8 мая 2007 г. № 273 «Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства» предусматривает исчисления размера ущерба от присвоения (хищения) древесины буреломных и ветровальных деревьев.

 

 

Таким образом, если буквально понимать разъяснение Рослесхоза, постановление Правительства РФ от 8 мая 2007 г. № 273 и статью 158 Уголовного кодекса РФ, каждого человека, самовольно нарубившего дров из лежащей в лесу мертвой древесины (будь то житель отдаленной деревни, не имеющий возможности легально выписать себе дрова или не знающий, как это делается, или участник какой-либо экспедиции, или организатор детского палаточного лагеря и т.д.), надо привлекать к ответственности именно за кражу – с наказанием в виде лишения свободы на срок до двух лет. И это при том, что леса России попросту гибнут и единственным средством остановить этот процесс нередко бывает раскорчевка и сжигание погибшего сухостоя. Кроме того, очищать от сухостоя лесополосы вдоль железных дорог и автомобильных трасс лесхозы не торопятся. Путешествующим предстает перед глазами крайне печальная картина запустения России.

И это при том, что на территории России наблюдается массовая гибель деревьев.  Средств для спасения и на обработку у лесхозов нет. В комментарии к статье на сайте trv-science.ru пользователь custod отмечает: «Три дня назад я был потрясен видом с пятого этажа окраинного дома в Липецке. Тут уже не две тысячи, а десятки гектар совершенно безлиственных берез, и они тянутся за пределы видимости…»

Засыхание березовых посадок отмечено и в других областях, в частности — в Тульской, Воронежской, Саратовской, Нижегородской. Начиная с 2010 года замечена массовая гибель берез в г. Самара.

Бактериозом поражены от 30 до 40 процентов берёз. Инфицированные деревья погибают в течении 2-4 лет. Единственно известный метод борьбы с бактериозом берёзы — вырубка.

В настоящее время заболевание отмечается в Башкирии, где поражены все березняки, Прибалтике, Татарстане, республике Адыгея, в Брянской области и смежных областях. Через 10 лет мы рискуем полностью потерять берёзу как вид.

 

Второе десятилетие в Подмосковье наблюдается массовая гибель ельников и сосновых лесов. Причиной является массовое размножение короеда-типографа и короеда-гравера. Ослабленные короедами хвойные деревья, заселяются чёрным еловым усачём, что приводит к ускоренной гибели деревьев. Можно с полной уверенностью сказать, что за последнее время в Подмосковье погибло более 60-70 процентов хвойных деревьев.


Москва, Рублёво-Успенское ш., 201

info@rublevka24.ru


Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику, которая помогает нам обеспечивать вас лучшим контентом. Вы можете прочитать подробнее о cookie-файлах или изменить настройки браузера. Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов. Это совершенно безопасно!