Исторические черты русского предпринимателя

История русского предпринимательства охватывает более тысячи лет. Его летопись — это, прежде всего, летопись становления русской государственности, поскольку политическое освоение гигантских территорий Российским государством шло параллельно с их экономическим освоением русскими предпринимателями. В свое время историк Дмитрий Иванович Иловайский отмечал, что широкое развитие предпринимательства в России было связано с характером народа — «деятельного, расчетливого, домовитого, способного к неуклонному преследованию своей цели, к жесткому или мягкому образу действия, смотря по обстоятельствам». Многие из имен русских купцов стали легендарными. Стоит вспомнить хотя бы былинного Садко, в реальности — новгородского купца Сотко Сытинеча, торговавшего на тридцати снаряженных товаром кораблях. Или тверского купца Афанасия Никитина с его «хождением за три моря» (Каспийское, Индийское, Черное) через всю Персию и Индию (1466—1469 годы). 

Роман Галицкий принимает послов папы Иннокентия III, 1875 Неврев Н.В.
Роман Галицкий принимает послов папы Иннокентия III, 1875 Неврев Н.В.

Еще в Древней Руси вокруг городов возникало множество торговых и промысловых поселений. Сюда сходились для торговли, или, как тогда называли, «гостьбы», купцы, бобровники, бортники, звероловы, смолокуры, лыкодеры и другие тогдашние «производители». От слова «гостьба» эти места получили названия погостов. На погостах совершались сделки, заключались договоры, именно здесь зародилась традиция ярмарочной торговли. Позже, с принятием Русью христианства, на погостах, как наиболее посещаемых местах, стали строить церкви и устраивать кладбища. Необходимый для торговли инвентарь, товары, торговые договоры начали хранить в подвалах церквей, за что духовенство взимало с торговцев особую пошлину.

Древнерусские купцы не были выделены в отдельное сословие, поскольку предпринимательством и торговлей в то время занимались все слои населения, в том числе князья и бояре. Однако уже в XI—XII веках за убийство купца полагалось гораздо более строгое наказание, чем за простого человека: ведь именно торговля приносила городам богатство и процветание. И в первом русском своде законов «Русская Правда» торговой, предпринимательской деятельности было отведено важное место. В «Русской Правде» строго разграничивались понятия отдачи имущества на хранение и займа, простого займа и отдачи денег в рост из определенного условленного процента, займа — от торговой комиссии и вклада в торговое компанейское предприятие из неопределенного барыша или дивиденда. «Правда» определяла порядок взыскания долгов с несостоятельного должника при ликвидации его дел, различала несостоятельность «злосчастную» от «несчастной». «Что такое торговый кредит и операции в кредит — хорошо известно «Русской Правде», — писал русский историк Василий Осипович Ключевский. 

Иван Грозный показывает свои сокровища английскому послу Горсею. 1875 г. Художник А.Литовченко
Иван Грозный показывает свои сокровища английскому послу Горсею. 1875 г. Художник А.Литовченко

Особое мнение в Древней Руси существовало по поводу так называемого предпринимательского кредита. Нетрудовой характер такого ростовщического дохода противоречил нравственным, христианским нормам и потому вызывал широкий протест. Так, весной 1113 года в Киеве разразилось народное восстание, во время которого были разгромлены дома ростовщиков, взимавших огромные проценты, а также занимавшихся скупкой и перепродажей по спекулятивным ценам продуктов широкого потребления. После этого восстания Владимир Мономах ввел указ, который резко ограничивал сумму процента, выплачиваемого по кредиту (не более 20 процентов в год), и тем самым осудил и практически запретил ростовщичество.

Одним из самых характерных центров русского предпринимательства той эпохи был Новгород Великий, где торговлей и предпринимательством жила большая часть населения. В XI—XII веках именно новгородские торговцы проникали в дальние неизведанные страны, населенные неизвестными племенами. Так, в «Повести Временных лет» под 1096 годом приводится рассказ новгородца о торговле новгородцев с юргой.

Новгородские купцы вели свою торговлю и промысловую деятельность артелями, или компаниями, представлявшими собой хорошо вооруженные отряды. В Новгороде существовали десятки предпринимательских артелей, в них объединялись в зависимости от товаров, которыми промышляли, или местности, куда ходили торговать. Были, например, поморские купцы, торговавшие на Балтийском или Белом морях, низовские купцы, имевшие дела в суздальской области и т.п. Самые основательные новгородские предприниматели объединялись в торгово-промышленную ассоциацию, именуемую тогда «Иваново сто» и имевшую свой центр около храма Святого Иоанна Предтечи в Опоках. Здесь был общественный гостиный двор, где купцы складывали свои товары, а также находилась «гридница» (большая палата) для проведения купеческих сходок. На общем собрании «Иваново сто» купцы выбирали старосту, который руководил делами этой «ассоциации», наблюдал за общественной кассой и оформлением деловых документов. Возникающие между предпринимателями и потребителями противоречия решались в специальном торговом суде, председателем которого был тысяцкий. Купцы, входившие в «Иваново сто», обладали большими привилегиями. 

В случае финансовых затруднений им предоставляли кредит или даже безвозмездную помощь. При опасных торговых операциях от «Иваново сто» можно было получить вооруженный отряд охраны.

С.В. Иванов. Приезд воеводы
С.В. Иванов. Приезд воеводы

В эпоху Ивана Грозного «флагманом» русского предпринимательства становится род Строгановых, купеческие корни которого уходят еще в Новгород XV века. Самый знаменитый из них Аника Фёдорович, основатель династии, продолжил и развил солеваренное дело, доставшееся ему от отца. Аника не только довел до совершенства сольвычегодские варницы, но и построил множество варниц на Кольской губе. Аника Фёдорович вел большую торговлю с иностранными купцами, скупая у них заморские товары и с выгодой перепродавая их. Особое значение приобрела торговля Строгановых с народами Урала и Приуралья, посредством которой, по сути дела, началось активное освоение русскими людьми Урала и Сибири. В 1557 году Аника Фёдорович объявил при царском дворе о выгодах этой торговли и необходимости экономического государственного освоения Урала и Сибири. За свои труды Аника Фёдорович получил от царя огромную территорию малообитаемой, но «всем изобильной и к поселению весьма способной» земли по Каме в Перми Великой. Земли эти осваивали уже его сыновья — Яков и Григорий, а еще один сын, Семён, стал инициатором отправки отрядов Ермака на завоевание Сибири.

В последней четверти XVII века владения Строгановых составляли девять миллионов десятин, что превышало территорию Голландии, Бельгии и Дании, вместе взятых. Словом, «приращение земли Российской», «экономическое» открытие и освоение новых территорий — это, не в последнюю очередь, заслуга купцов и предпринимателей. В XVII веке иностранцев, посещавших Россию, поражали масштабы русской торговли. Современник царя Алексея Михайловича, приехавший в Москву в составе шведского посольства, писал, что все москвичи «от самого знатного до самого простого любят купечество, что есть причиной того, что в городе Москве помещается больше торговых лавок, чем в Амстердаме или хотя бы ином целом княжестве». Русские купцы вели большую торговлю с Литвой, Персией, Хивой, Бухарой, Крымом, Кафой, Азовом. Предметами торговли были не только сырье и продукция добывающих промыслов, вывозившиеся из Руси (пушнина, лес, воск), но также изделия русских ремесленников (юфти, однорядки, шубы, холсты, седла, стрелы, саадаки, ножи, посуда и многое другое).

Илья Ефимович Репин: Приезд царей Иоанна и Петра Алексеевичей на Семеновский потешный двор в сопровождении свиты. 1900
Илья Ефимович Репин: Приезд царей Иоанна и Петра Алексеевичей на Семеновский потешный двор в сопровождении свиты. 1900

«Россия, — писал в самом начале XVII века француз Маржерет, — весьма богатая страна, так как из нее совсем не вывозят денег, но они ввозятся туда ежегодно в большом количестве, так как все расчеты они производят товарами, которые имеют во множестве, именно разнообразными мехами, воском, салом, коровьей и лошадиной кожей. Другие кожи, крашенные в красный цвет, а также лен, пеньку, всякого рода веревки, кавиар, т.е. красную икру соленой рыбы, они в большом количестве вывозят в Италию, далее соленую семгу, много рыбьего жира и других товаров. Что касается хлеба, то хотя его очень много, они не рискуют вывозить его из страны в сторону Ливонии. Сверх того, у них много поташа, льняного семени, пряжи и прочих товаров, которые обменивают или продают, не покупая ничего чужеземного на наличные деньги, и даже император приказывает платить хлебом или воском».

Уже в XVI—XVII веках Россия обладала сильно развитой торговой сетью. Именно в то время начался интенсивный обмен товарами между отдельными районами страны — своего рода прообраз всероссийского рынка. В XVII веке из Москвы брали начало шесть основных торговых путей — Беломорский (Вологодский), Новгородский, Поволжский, Сибирский, Смоленский и Украинский, — составлявших экономическую инфраструктуру страны.

 

С. Хлебовский, Ассамблея при Петре
С. Хлебовский, Ассамблея при Петре

Развитие предпринимательства в России носило в значительной степени преемственный характер. Изучение купеческих родов верхневолжских городов показало, что 43 процента всех купеческих фамилий занимались торгово-предпринимательской деятельностью от 100 до 200 лет, а почти четверть — 200 и более лет. Три четверти купеческих родов, не достигших 100 лет, возникли в середине — второй половине XVIII века и действовали вплоть до конца столетия. Все эти фамилии перешли в XIX век. В общем из всех купцов, которые дожили до 1917 года, большая часть имела предпринимательские корни в XVII веке, а то и глубже.

 

К середине XVII века торговые связи приобрели государственный характер. Усилилась связь купеческого капитала с внутренним промышленным и сельскохозяйственным производством. В 1653 году был обнародован Торговый устав, главное значение которого состояло в установлении единой торговой пошлины в размере пяти процентов от цены продаваемого товара и повышении размера пошлины, взимаемой с иностранных купцов. Более поздний Новоторговый устав (1667) также резко ограничивал торговую деятельность иностранцев в России: пошлины, уплачиваемые ими, достигали двадцати двух процентов от цены товара, не считая расходов по транспортировке. Кроме того, иностранным купцам разрешалось вести только оптовую торговлю. Таким образом, торговые уставы ограждали русских торговцев от иностранной конкуренции и одновременно увеличивали размер поступлений в казну от сбора пошлин. 

Пукирев В.В., Прием приданого в купеческой семье по росписи
Пукирев В.В., Прием приданого в купеческой семье по росписи

Сын царя Алексея Михайловича, великий реформатор Пётр I впервые открыл дорогу индустриальному предпринимательству. На этот путь вполне естественно вступили выходцы из тех самых трудовых низов, которые получили свою подготовку в области так называемых «народных» ремесленно-кустарных промыслов Московской Руси. Вот почему большая часть русских предпринимателей петровского времени вышла, как и в более поздний период, из крестьян или посадских людей, тогда как в западноевропейских странах — из дворян. И это прежде всего самые выдающиеся фамилии русских предпринимателей — Морозовы, Рябушинские, Прохоровы, Зимины, Коншины, Балины, Горбуновы. За каждым из этих предпринимателей — организация огромных производств, снабжавших своей продукцией десятки, а то и сотни тысяч людей в России и за границей. По сути, промышленность России «выросла» из торговли.

В интересах индустриального предпринимательства при Петре I создаются специальные правительственные органы — Берг-коллегия и Мануфактур-коллегия, которые разрабатывали программу мероприятий по содействию промышленному развитию, осуществляемую не административными методами, а путем предоставления различных привилегий и льгот. Частные предприниматели для устройства фабрик и заводов получали ссуды без процентов; их снабжали инструментами и орудиями производства; освобождали от государственной службы; предоставляли временные льготы в отношении податей и пошлин, беспошлинный привоз из-за границы машин и инструментов; обеспечивали гарантированными государственными заказами.

Протодиакон, провозглашающий на купеческих именинах многолетие, Николай Неверев
Протодиакон, провозглашающий на купеческих именинах многолетие, Николай Неверев

Поддерживание народной инициативы и предприимчивости в XVIII веке шло по пути отмены ограничений. Если при Петре еще существовали некоторые ограничения и стеснялась свобода торговли, то уже при Екатерине II упраздняется получение «разрешительных указов на открытие нового предприятия и устройство всякого рода промышленных заведений объявлено совершенно свободным для всех». Екатерина II создала предпринимателям самые благоприятные условия, объявив, что теперь «всем поданным нашим к заведениям станов и рукоделий столь беспредельная от нас дана свобода, что не стесняются они уже частным на то испрошением дозволения, ни надзиранием за делом рук их, где собственная каждого польза есть лучшее и надежнейшее поощрение». Одновременно было объявлено об уничтожении монополий («за вредни») и введении полной свободы торговли («всякому торгу свободну быть подлежит»). Историки отмечают «исключительную яркость» этого периода по «необычайной интенсивности процесса индустриализации» и по роли в нем частного предпринимательства.

Торг. Сцена крепостного быта. Из недавнего прошлого. Николай Неверев
Торг. Сцена крепостного быта. Из недавнего прошлого. Николай Неверев

В 1785 году российские предприниматели получили от Екатерины жалованную грамоту, которая сильно возвысила их положение. Согласно этой грамоте все купцы были разделены на три гильдии. К первой гильдии относились купцы, владевшие капиталом не менее десяти тысяч рублей. Они получали право оптовой торговли в России и за границей, а также право заводить фабрики и заводы. Ко второй гильдии принадлежали купцы с капиталом от пяти до десяти тысяч рублей. Они получали право оптовой и розничной торговли в России. Третью гильдию составляли купцы с капиталом от одной до пяти тысяч рублей. Эта категория купцов имела право только на розничную торговлю. Купцы всех гильдий были освобождены от подушной подати (вместо нее они платили один процент с объявленного капитала), а также от личной рекрутской повинности. Кроме купцов разных гильдий вводилось понятие «именитый гражданин». По статусу он был выше купца первой гильдии, ибо должен был обладать капиталом в размере не менее чем 100 тысяч рублей. «Именитые граждане» получали право иметь загородные дачи, сады, заводы и фабрики. Опора на лучшие качества русского предпринимателя и работника, использование инициативы и предприимчивости дали поразительные результаты, которые с полным основанием можно назвать промышленной революцией.

Количество промышленных предприятий (без ремесленных мастерских) только за XVIII век увеличилось в 10—12 раз, достигнув в 1801 году — 2423, а число занятых — почти 100 тысяч человек. По ряду экономических показателей Россия вышла на самые передовые рубежи. Прежде всего, это относится к металлургической промышленности. Предприятия уральских предпринимателей, и прежде всего демидовские заводы, продукция которых была известна во всей Европе, стали материальной базой стремительного рывка России в XVIII веке. Важную роль сыграли русские предприниматели в развитии технического прогресса. В частности, черная металлургия России XVIII века была самой передовой в мире. Уже первые уральские домны, построенные на заводах Демидовых, да и не только у них, оказались значительно крупнее и продуктивнее английских, которые в то время считались лучшими. Широкое развитие частной инициативы снизу породило мощное промышленное движение. Так, в районах старинного ткачества — Ярославской, Костромской, Владимирской губерниях — труд ручных ткачей или набойщиков перерос в крупное текстильное производство. 

Перов Василий Григорьевич,  Приезд гувернантки в купеческий дом
Перов Василий Григорьевич, Приезд гувернантки в купеческий дом

В промышленности сложилось своего рода разделение сфер предпринимательства — с одной стороны, развитие крупной промышленности, ориентированной преимущественно на зажиточного и богатого горожанина, дворянство, царский двор, вывоз за границу; с другой — бурный рост мелкой крестьянской и кустарно-ремесленной промышленности, ориентированной на широкие народные массы, на всё многообразие их потребительского спроса, с огромным ассортиментом продукции. 1829 году в Санкт-Петербурге была открыта I Всероссийская мануфактурная выставка, в которой приняли участие сотни русских предпринимателей.

Вплоть до революции эта выставка проходила раз в четыре года попеременно в разных городах. Со второй половины XIX века Россия начала принимать активное участие во всемирных выставках, демонстрируя там разнообразный ассортимент своих изделий. Международное жюри всегда высоко отзывалось о российских промышленных успехах. Экспертиза промышленных выставок показывала, что по качеству многих товаров, например изделий бумагопрядильного и бумаготкацкого производства, парчи, глазета, кумача, изделий из серебра и золота, Россия не только не уступала другим странам, но и превосходила их. В целом темпы развития русского предпринимательства в XIX веке были просто поразительны. С 1802 по 1881 год число фабрик (без мелкого и кустарного производства) возросло с 2423 до 31 173, а число рабочих — с 95 тысяч до 771 тысяч. Только за 1804—1863 годы (даже при существовании крепостного права) производительность труда увеличилась почти в пять раз.

Особый этап развития русского предпринимательства приходится на конец XIX — начало XX века. Он связан с коренной структурной перестройкой российского торгового и промышленного потенциала. В стране наблюдается подъем созидательного энтузиазма. Происходит обновление предпринимательства. Лидерство в деловом мире начинает постепенно переходить от фабрикантов традиционных отраслей (текстильных, переработки сельхозпродуктов и т.п.) к фабрикантам передовых технологий — машиностроения и металлообработки. Наблюдается гигантское усиление роли банков и страховых учреждений. Начинает преобладать акционерная форма предпринимательства. 

Фирс Журавлёв. Купеческие поминки
Фирс Журавлёв. Купеческие поминки

Русские предприниматели осуществляют коренное техническое перевооружение промышленности. Доля производственного накопления в конце XIX — начале XX века составляла 15—20 процентов национального дохода. Капитальные вложения в промышленность росли гигантскими темпами. Только за 1885—1913 годы крупные акционерные предприятия увеличили свои фонды в 11 раз, несколько медленнее это происходило на мелких и средних предприятиях. Средний рост производственных фондов составлял 596 процентов, или 7,2 процента в год, — выше, чем, например, в США. Ускоренными темпами механизируется производство: если в 1860 году стоимость действовавшего в нашей промышленности механического оборудования составляла 100 миллионов рублей, то в 1870 году — 350 миллионов рублей, а в 1913 году — почти два миллиарда, то есть ежегодно обновлялось около пятой части технического парка.

Отечественные предприниматели определяли всю промышленную политику России. Иностранцы, как правило, допускались лишь в те отрасли, куда отечественная буржуазия еще побаивалась вкладывать свои капиталы. В стране было достаточно внутренних средств, чтобы вложить их в промышленность. Начиная с 1876—1880 годов вплоть до 1913 года Россия имела непрерывный активный торговый баланс. С 1886 по 1913 год она вывезла товаров на 25,3 миллиарда золотых рублей, а ввезла только на 18,7 миллиарда рублей, то есть обеспечила приток золота и валюты в страну на 6,6 миллиарда рублей. В этих условиях русский рубль был устойчивой конвертируемой валютой, которую высоко ценили иностранцы. По темпам роста промышленной продукции и по темпам роста производительности труда Россия вышла на первое место в мире, опередив стремительно развивающиеся США. В частности, торговля была одной из самых развитых в мире. «К середине текущего века, — предсказывал французский экономист Э. Тэри, — Россия будет господствовать над Европой как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении». Но революция 1917 года не позволила осуществиться этим грандиозным планам. В 1918 году предпринимательство было запрещено под страхом смертной казни. За несколько лет был ликвидирован слой предпринимателей — профессиональных организаторов российской экономики, которых Россия выращивала столетиями. К 1920 году были физически истреблены или оказались в вынужденной эмиграции более 100 тысяч предпринимателей. В последующие десятилетия предпринимательство по закону рассматривалось как уголовно наказуемое преступление.

Москва, Рублёво-Успенское ш., 201


info@rublevka24.ru


Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику, которая помогает нам обеспечивать вас лучшим контентом. Вы можете прочитать подробнее о cookie-файлах или изменить настройки браузера. Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов. Это совершенно безопасно!