История села Николо-Урюпино Красногорского района

 Первые документальные сведения об этом селе появляются только после «Смутного времени», когда приселок Урюпин, «что был к дворцовому селу Павшину», уже состоял в поместье дьяка Богдана Кашкина. Это был влиятельный царский чиновник. В 1613 г., будучи подьячим, он «приложил руку» к выбору на престол царя Михаила Федоровича, в 1616 г. назначен дьяком Приказа Большого Дворца, затем три года находился в посольстве в Швеции. Умер в 1620 г., посланный в Астрахань.

 

 После Богдана Кашкина сельцо Урюпино в 1621 г. пожаловано в поместье князю Ивану Никитичу Одоевскому (Меньшому), происходившему из рода Черниговских князей. Город Одоев, центр удельного княжества, в 1407 г. был захвачен литовцами, а в 1494 г. князья Одоевские отложились от Литвы и перешли под власть великого князя московского Ивана III. Их потомки доблестно служили во многих военных походах. При Иване Грозном воевода Никита Романович Одоевский, член Воинской думы государя, породнился через сестру с князем Владимиром Андреевичем Старицким. За близость к Старицкому, которого Иван Грозный считал претендентом на свой престол, боярин в 1573 г. поплатился жестокой и мучительной казнью. Тем не менее, его сыновья Иван Большой (умер в 1б1б г.) и Иван Меньшой (умер в 1629 г.), сохранили преданность Московскому государству, добились успехов в ратном деле. Иван Никитич (Меньшой) в 1613 г. разбил казацкое войско атамана Заруцкого и был пожалован в бояре, служил воеводой в Астрахани и в Казани, с 1628 г. управлял Владимирским судным приказом.

Никита Одоевский
Никита Одоевский
Одоевский Александр Иванович
Одоевский Александр Иванович
Князь Н. Н. Одоевский-Маслов (р. 1849 - ум. 1919), генерал-лейтенант, потомства не оставил
Князь Н. Н. Одоевский-Маслов (р. 1849 - ум. 1919), генерал-лейтенант, потомства не оставил
Одоевский Владимир Федорович
Одоевский Владимир Федорович
Портрет Н.А. Голицына. Конец XVIII - начало XIX вв
Портрет Н.А. Голицына. Конец XVIII - начало XIX вв

 Новое поместье боярина имело очень скромный вид: непосредственно при сельце насчитывалось пашни пахотной 24 четверти, да лесом поросло 60 четвертей. В 1627 г. в сельце числились только двор помещика, «а в нем живут деловые люди», и три крестьянских двора.

 После смерти боярина в 1629 г. Урюпино получил в поместье думный дьяк Федор Федорович Лихачев, владевший частью сельца Дурнево и деревней Бузланово. При нем сельцо Урюпино в 1633 г. стало селом: «Да в селе церковь во имя Николы чудотворца древяна клецки, а в церкви Божия милосердия образы и книги, и ризы и сосуды церковные, и колокола и всякое церковное строение вотчинникова Федора Лихачева, у церкви же двор: поп Федор Хрисанов, двор: дьячок Левка Родионов, двор просвирница. Да в селе двор вотчинников, да против двора на улице 5 житниц, да мельница водоналивная». В последующем описании мы узнаем, что при церкви имелся придел во имя святого Федора Тирона. 

Пруд напротив церкви. На одной стороне - усадьба Николо-Урюпино и военная часть, на другой - посёлок
Пруд напротив церкви. На одной стороне - усадьба Николо-Урюпино и военная часть, на другой - посёлок.

 Однако поместье — имение временное. В 1635 г. село Урюпино передано в поместье племяннику прежнего владельца, князю Никите Ивановичу Одоевскому (родился около 1605, умер в 1689 г.), сыну Ивана Никитича (Большого). Затем Никита Иванович выкупил поместье в вотчину. Он был наиболее известным во всем роде князей Одоевских: в юношеском возрасте в звании стольника отличился в 1618 г. при обороне Москвы против польского войска, впоследствии много раз назначался воеводой в разные города и в военные походы, участвовал во взятии ряда литовских городов, пожалован в 1640 г. в бояре. В 1648 г. он возглавлял комиссию по составлению Соборного уложения — свода законов Московского государства, позже в сане «ближнего боярина», великого и полномочного посла вел переговоры с поляками в 1656 и 1674 гг., управлял приказами Большой казны, Рейтарским и Иноземным. Князь и его жена Евдокия Федоровна были посаженными отцом и матерью на свадьбе царя Алексея Михайловича с Натальей Кирилловной Нарышкиной.


 Его имение, поначалу небольшое, в последующие годы расширилось за счет присоединения многих «порозжих» пустошей, названия которых прослеживаются в межевой грамоте 1685 года: Щекутьева, Ботюрина, Лаптева, Минина, Игнашиха, Мотлякова, Струкова, Сухоногово и другие. Его владения доходили на западе до речки Болдинки, включая огромное Рычково болото (между Степановским и Нахабином). В дополнение к этому имению боярину были пожалованы отхожие (отдаленные) земли за Москвой рекой: сенные покосы на заливных лугах, а также 16 четвертей пашни напротив устья речки Горетинки, на которых он основал починок Куркин, поставив «двор помещиков» с конюхами и деловыми людьми. В короткое время в селе создается богатая боярская усадьба, описанная в 1б4б г.: «За боярином за князем Никитой Ивановичем Одоевским в вотчине село Урюпино на речке Липишне, а в нем церковь Николая чудотворца древяна, а у церкви во дворе поп Василий, во дворе дьячок Пятунка Фролов, во дворе просфирница Дарья; двор боярский, в нем живут кабальные люди, да крестьянских дворов 24, да слобода, в ней живут кабальные люди, двор кузнеца и сокольника, мельника — всего 7 дворов». На бывших пустошах появляются «сельцо Минино, а в нем двор боярской и 1 двор задворных людей», а около речки Горетинки — «деревня Новая, Сухоново тож, 8 дворов». Согласно более поздним документам, деревня Сухоногово прекратила существование во второй половине XVII в.

 

Боярин заботился о процветании своего подмосковного имения. Два десятилетия спустя вместо разобранной деревянной церкви в селе ставится многопрестольный каменный храм: «в селе Никольском, Урюпино тож, церковь Николая чудотворца каменная с приделы, построенная в 1664-1665 гг.... и освящена в 1667 г. Филаретом, архиепископом Смоленским и Дорогобужским». К основному храму Николая чудотворца с южной стороны были пристроены два придела: «по праву сторону придел благоверного князя Михаила Черниговского и боярина его Федора, по левую сторону — великомученика Федора Тирона».

 Так в церковном строении была сохранена память о далеком предке князей Одоевских князе Михаиле Черниговском, погибшем в Орде в 1246 году, и о первом строителе деревянной церкви Федоре Лихачеве.

Храм Николая Чудотворца
Храм Николая Чудотворца.

 С северной стороны была устроена прогулочная площадка — паперть, над которой на мощных каменных столпах поставлены еще два придела, увековечивших имена владельцев села Никиты Ивановича и Евдокии Федоровны: «вверху над папертью по праву сторону придел мученика Фотия и Иоаникиты, по левую сторону — преподобномученицы Евдокеи». Эти приделы, вознесенные над папертью вровень с верхней частью центрального храма, придают церкви необычный вид, увеличивая ее внешний объем. Украшенная по фасадам орнаментом из фигурного кирпича и многоцветных изразцов, завершающаяся ярусами нарядных кокошников, Никольская церковь является ценным памятником архитектуры XVII в. Создателем храма полагают крепостного архитектора Одоевских Павла Потехина. Единственное изменение в ее внешний облик было внесено в 1840 г. надстройкой над главным фасадом небольшой колокольни-звонницы.

 Разрасталось хозяйство боярской вотчины. В усадьбе в 1б78 г. числятся двор боярский, в нем 6 человек, двор скотный — 3 человека, 7 дворов кабальных — 14 человек, 5 дворов деловых людей, в которых 17 человек, да на мельнице 2 двора мельничных — 5 человек. На левом берегу речки стояла церковь, «при церкви поп и его сын пономарь, поп и дьячок», а вокруг нее были расположены «17 дворов крестьянских, людей в них 75 человек, и 6 дворов бобыльских — 22 человека». На пустоши Мининой (в двух верстах к северу от села на речке Липишне) была поселена деревня Минина: «7 дворов крестьянских, в них 41 человек, в 6 дворах бобыльских 15 человек». Не был забыт и отдаленный починок Куркин за Москвой рекой, где записаны 2 двора кабальных людей, в них 5 человек, да изба сокольная, «живут в ней холостые ребята 5 человек».

Современное состояние усадьбы.
Современное состояние усадьбы.

 Описание 1685 г. дает представление о расположении села по обе стороны речки: «Да на другой стороне речки Липишны (напротив церкви) двор вотчинников, в нем живут приказчик, кабального человека сын Афанасий Петров Кривцов, да басманник Андрей Матвеев Колесников, привезен из рязанской вотчины. Да на скотном дворе 2 человека. Да против двора вотчинникова (на левом берегу) по обе стороны большой дороги, что ездят с Москвы мимо рощи через деревню — слобода, в ней живут дворовые люди: 10 дворов людских, в них 21 человек». А крепостное население в селе и в деревне Минино составило «28 крестьянских дворов, в них 135 человек, бобыльских 12, в них 137 человек».  Никита Иванович и его сын Яков Никитич Одоевский, переживший отца на 10 лет, были одними из самых богатых феодалов того времени. Они имели более 3 тысяч дворов крепостных крестьян, уступая только боярину Б.И. Морозову и самому царю Алексею Михайловичу.


 Старшие сыновья — Михаил, Федор и Алексей — умерли в 1650-х годах, а из трех внуков, также скончавшихся при жизни боярина, только один оставил после себя сыновей, продолживших знатный старинный род.

 

 Наследником боярина в Никольском-Урюпино стал его правнук Юрий Юрьевич Одоевский. В годы Северной войны в связи с ростом налогов и рекрутскими наборами имение понесло значительные утраты. В 1704 г. сократилось крестьянское население: в селе записаны «двор вотчинников, двор конюшенный, двор скотной, двор кузнецов, двор плотников, 4 двора конюховы, двор мельника, людей 21 человек, да крестьян в селе и деревне Мининой 46 дворов, 174 человека». А за последующие пять лет с 1704 по 1709 г. население уменьшилось почти вдвое, в том числе «бежали крестьяне Савелий Исаев, Федор Филиппов Балашенок, Иван Наумов Федоров, вдова Улита Афанасьева жена Дуткина с детьми, да Григорий Терентьев да Павел Любимов, Михаил Исаев Елисеев, Елизарий Михеев с детьми, Федор Фадеев».

 

В литературе приводились сведения, что в 1721 г. за неуплату долга имение перешло к Сергею Григорьевичу Голицыну, а у него отписано в казну в 1730 г. Однако по ревизским сказкам в 1726 г. за князем генерал-адъютантом Ю.Ю. Одоевским числятся в 28 дворах 137 крестьян и в бегах еще 8 человек. Но главное — в родословной князей Голицыных в те годы нет человека с приведенным выше именем и отчеством. Удалось установить, вопреки установившимся литературным сведениям, что имение досталось не Голицыну, а князю Сергею Григорьевичу Долгорукову, видному дипломату своего времени, который в 1729 г. был вызван в Петербург, вошел в верховный тайный совет, принял участие в составлении подложного завещания императора Петра II, а в 1730 г. был подвергнут опале и выслан в дальние свои деревни. Пять лет спустя он был арестован, затем казнен в 1839 г.

Храм Николая Чудотворца, Николо-Урюпино.
Храм Николая Чудотворца, Николо-Урюпино.

 В архивном деле о конфискованном у «бывшего князя» Долгорукого имуществе неоднократно упоминается село Никольское-Урюпино, где насчитывалось в 38 дворах 187 ревизских душ, в том числе 37 человек дворовых людей. Комиссии по конфискации было приказано пустить в продажу движимое имущество из имения, но оно оказалось ограничено птичником, садом и огородом. Из птичника были проданы 3 лебедя, 2 журавля, 2 павлина, 2 утки саксонских, 24 китайских и 68 русских гусей, 15 индеек, 20 кур голландских и 56 русских. С огорода в разное время были проданы 90 дынь и 20 арбузов, всего на 5 рублей, морковь, свекла, лук — всего на 11 рублей, 12 лукошек смородины за три рубля, а из погреба 17 ведер вина за 13 рублей

 

 Не позже ноября 1730 г. конфискованное имение было пожаловано придворному вельможе камер-цалмейстеру Александру Ивановичу Кайсарову одному из распорядителей дворцовой казны. Однако у него имение было конфисковано в 1736 г.

 В 1742 г. восстановленный в звании подполковника Александр Кайсаров представил реестр утраченного во время конфискации имущества в Никольском-Урюпино: «Мерин бурой, мерин рыжей, мерин гнедой. Корова одна черная, которая куплена в Зарайске. 6 быков больших, 16 овец русских, 3 овцы киргизских, боран 1 киргизской же, 9 парасенков... В хоромах 11 картин, 2 стола круглых, 6 стулов, обиты кожею, кровать дубовая... Коляска покоевая со всем... 2 телеги с колесами. 6 телег бес колес» и т.п. (Выписка из доношения полковника Александра Кайсарова о возвращении конфискованного имущества из описных его деревень лошадей и прочего скота и птицы

 В 1748 г. по именному указу императрицы Елизаветы Петровны Никольское-Урюпино возвращено Марии Петровне Долгорукой, вдове казненного «верховника». Так уж случилось, что при опале владельцев село многие годы оставалось без хозяйского глаза и утратило многочисленные в прошлом хозяйственные службы. В 1756 г. по разделу между сыновьями княгини село досталось секунд-майору Василию Сергеевичу Долгорукому. Два года спустя он заложил имение брату Григорию Сергеевичу, но по сведениям Экономических примечаний 17бО-х гг. село по-прежнему числится за ним с 95 душами в Никольском-Урюпине и 61 в деревне Минино. Половина крестьян состояла на оброке, другая половина на барщине. На речке были две мельницы — мучная о двух поставах и пильная.

Усадьба Николо-Урюпино.
Усадьба Николо-Урюпино.

 На плане Генерального межевания 1766 г. село показано на левом берегу речки Липишны в виде трех улиц, образующих прямоугольник, в центре которого находится большая площадь с церковью. При основании пруда, у плотины с дорогой через Липишну, показаны небольшие строения мучной и лесопильной мельниц. Других служебных построек на плане не обозначено. На месте нынешнего белого домика изображен небольшой господский дом с двумя флигелями, к которому с южной стороны примыкает обширный регулярный сад прямоугольного очертания.

 В 1774 г. Николай Алексеевич Голицын, владелец Архангельского и соседнего села Поздняково, купил Никольское-Урюпино у Г.С. Долгорукого и приступил к созданию здесь уютного уголка для отдыха с избранными гостями. В 1780-х гг. строится «охотничий домик», ставший центром нового архитектурно-паркового комплекса.


 Сравнительно небольшой по размерам, он отличается строгостью и изысканностью архитектурного решения. Вертикальные линии колонн и пилястров, увенчанные фронтонами, придают ему сходство со старинными греческими храмами, которое еще более подчеркивается барельефами на античную тематику. В «Экономических примечаниях» 1800 г. он описан как «господский дом каменный о двух этажах», что раскрывает еще одну тайну Белого домика — наличие в нем антресолей, искусно скрытых с внешней стороны здания. Внутри здания главное место занимает Золотой зал, украшенный росписью, выполненной крепостными мастера ми по рисункам из альбома французского художника Буше. Тщательно продуманной была планировка парка с веером аллей, расходящихся от пруда с беседкой позади Белого домика. Вход в здание украшали мраморные скульптуры львов, позже перенесенные в Архангельское.

 Расходы на строительство Белого домика, а особенно Архангельской усадьбы, видимо, пришлось покрывать за счет продажи части крестьян. В Экономических примечаниях 1800 г. уже не упоминается деревня Минино, а в селе Никольском-Урюпино только 22 двора, 113 душ мужского и 119 женского пола. Из полутора тысяч десятин земли заняты под усадьбами 19 десятин, пашней 853 десятины, сенокосными угодьями 70 десятин, лесом и неудобьем 454 десятины. «Село по обе стороны речки Липенки. Церковь каменная во имя Николы чудотворца об одном этаже. Господской дом каменной о дву этажах со службами и при нем сад регулярной с плодовитыми деревьями. Во оном селе кожевенной завод. Работание производится 5-ю человеками для домашнего обихода. На речке Липенке деревянной мост на обывательском содержании. На оной сукновалная мелница о 4-х ступах, ныне без действия. Оная речка в летнее жаркое время глубиною в 1/2 аршина, шириною с 1 сажень. В ней ловится рыба: мелкия щуки, окуни, плотва и пискари. Земля иловатая. Хлеб и покосы средственны. Лес строевой сосновой, елевой; дровяной березовой и осиновой... Крестьяне на господском изделии. Живут посредственно. Женщины упражняются в домашнем рукоделии». 

 В 1809 г., в связи с предстоящей продажей Архангельского, начинается строительство в Никольском-Урюпино большого дома для жизни помещичьей семьи и многочисленных служебных построек. Архитектура большого дома не была изысканной. Фактически это одноэтажный дом с антресолями, занимавшими верхнюю часть в его южной стороне. Закончен он был уже после смерти Николая Алексеевича Голицына. Его малолетний сын Михаил Николаевич (1796-1863) получил в наследство довольно разоренное хозяйство. К тому же, на начало его правления пришлось нашествие французских захватчиков, которое дошло и до Никольского-Урюпина. Об эпизоде этих событий поведала на основе семейных воспоминаний его внучка Александра Николаевна Голицына: «Отбившись от отступавшей французской армии, мародеры рыскали по окрестным селениям, грабили и жгли. Такой отряд дошел и до Никольского села. Казаки, спрятавшиеся на церковной колокольне, начали стрелять. 

Подготовка усадьбы Николо-Урюпино к реставрации.
Подготовка усадьбы Николо-Урюпино к реставрации.

 Крестьяне, вооружившись вилами, топорами, лопатами и баграми, выгнали мародеров из усадебного дома и погнали их по направлению к торфяным болотам, где они и погибли в глубоких трясинах. Потом крестьяне крестным ходом обошли болото, и священник окропил могилы безвестных солдат наполеоновской армии».

 

 В поисках дополнительных доходов М.Н. Голицын сдает в аренду плотину, где на месте бывшей мельницы была основана суконная фабрика. Ее содержателями были сначала московский купец Осипов, в 1819 г. — купец Жуков, Это было крупное предприятие, где трудились 109 рабочих. Его строения и обзаведение, согласно справке владельца, стоили 15 тысяч рублей, на покупку инструментов и материалов — шпанской шерсти — уходило 10 тысяч рублей.

 В дальнейшем владелец усадьбы князь М.Н. Голицын становится сам содержателем суконной фабрики, на которой использовался труд крепостных. В 1840-х гг. в приходе церкви Николая чудотворца по селу Никольcкому-Урюпину числились 404 человека дворовых людей и 178 крестьян. Несомненно, что большую часть «дворовых» составляли крепостные работники предприятия с их семьями. Согласно описанию 1856 г., фабрика размещалась в 2 каменных и 4 деревянных двухэтажных зданиях. На ней производилось сукно, которое выгодно сбывалось в Комитет по снабжению войск. Количество рабочих доходило до 250 человек, а стоимость произведенного товара — до 12 500 рублей. Производительность была очень низкой — всего лишь 50 рублей в год на одного работника, и существование этого предприятия было возможно только при даровом труде крепостных. После крестьянской реформы фабрика прекратила свою деятельность и не упоминается в более поздних документах. Вряд ли можно назвать ее преемником основанную в 1862 г. при деревне Поздняковой фабрику купца Тимофея Ефимовича Менщикова с 18 рабочими. В 1872 г. его фабрика имела только 30 работников (12 мужчин, 6 женщин и 12 малолетних) с оборотом 7 200 рублей, но значится в Никольском-Урюпине как основанная в 1864 г.

Уцелевшие усадебные постройки.
Уцелевшие усадебные постройки.

 Многие жители уходили из села в поисках работы. Однако, где бы ни жил освободившийся крестьянин, он числился членом сельского «общества», которое отвечало за него перед государством. Так, например, в 1880г. Николо-Урюпинским крестьянам был предъявлен счет за лечение в Яузской рабочей больнице крестьянки Афимьи Егоровой. Если в 1766 г. в селе числилось 96 ревизских душ (жителей мужского пола), то накануне отмены крепостного права в 1861 г. мужское население в селе Николо-Урюпино составило только 106 человек. Из жителей села получили земельные наделы только 88 человек, а остальные отказались, чтобы избавиться от выкупных платежей. В итоге из 1451 десятины земельных угодий крестьянское общество получило в надел 308 десятин, немногим более одной пятой части. Из них пашня составила только 108 десятин, сенные покосы — 187 десятин, а вместо леса, так необходимого для крестьянского хозяйства, они получили лишь 3 десятины кустарника. 


 Уже через 15 лет из 36 крестьянских дворов оказались 14 безземельных, а 33 мужчины и 9 женщин уходили на заработки из родного села. Точных сведений о времени возникновения школы в селе Никольском-Урюпино не имеется. Она впервые упоминается только в 1890 г. Попечительницей школы в то время была княгиня Мария Сергеевна Голицына, законоучителем — священник П.И. Фивейский, а учительницей — его дочь Е.П. Фивейская.

 Несмотря на некоторый прирост населения к 1898 г. до 323 человек обоего пола в 51 крестьянском дворе, 6 семей числятся в отсутствующих и только 29 хозяйств обрабатывали землю своими силами, а 16 нанимали соседей, так как на все село приходилось только 20 плугов и 32 рабочих лошади. Спасали промыслы, которыми занимались во всех семьях, в том числе уходили на сторону из 89 мужчин — 66 человек, и из 77 женщин — 16. У женщин преобладало вязание чулок и перчаток, у мужчин — работа на ткацких фабриках, ломовой извоз и слесарный промысел. А рядом, в господском имении Голицыных, было прекрасно поставлено сельскохозяйственное производство, о чем свидетельствует перечень многочисленных сельскохозяйственных орудий и механизмов в сохранившейся описи имущества имения. Многие крестьяне привлекались к работам в усадьбе и на полях.

 В последние годы перед революцией владелицами усадьбы были внучки М.Н. Голицына — Александра Николаевна Голицына и ее сестры Анна Николаевна, которая была замужем за председателем IV Государственной Думы М.В. Родзянко, Елена Николаевна, вдова умершего в 1900 г. морского офицера Андрея Михайловича Хитрово, Мария Николаевна Свербеева. Большие перемены происходили в селе, но они не нанесли ущерба бывшей барской усадьбе. Благодаря «отходникам» возрастали связи крестьян с рабочим классом столицы. В дни подготовки Октябрьской революции активную работу среди них развернул московский профсоюз кожевников. О воодушевлении, с которым восприняли крестьяне свершившуюся революцию, свидетельствует письмо, опубликованное 9 ноября в «Известиях Московского военно-революционного комитета»: «Мы, граждане селений Никольское (Урюпино. — Авт.), Поздняково и Михалкове признали единогласно:

Реставрационные работы в усадебном доме Николо-Урюпино.
Реставрационные работы в усадебном доме Николо-Урюпино.

1. Избрать контроль над имением княгини Голицыной;

2. Признать Военно-революционный комитет, которому и подчиняемся;

3. Создать пятерку, от которой будут исходить все распоряжения;

4. Создать в селе Никольском и деревне Поздняково Красную гвардию для охраны против контрреволюционных агитаторов и для общественной безопасности. Об изыскании оружия обратиться в Павловский военно-революционный комитет».

Опись имения, составленная в январе 1919 г., подтверждает, что все строения, имущество и инвентарь бывшей усадьбы находились в полной сохранности.

 После революции хозяйки усадьбы значительное время оставались в своем имении и даже сохранили при себе 15 служащих, которые продолжали вести дела имения. Но в селе шла уже новая жизнь. Переживая за судьбу своего имения, они обратились в Наркомпрос с просьбой выдать охранную грамоту на их дома, которые «представляют художественные ценности как памятники старины и по содержащимся в них предметам: мебели, бронзы, мрамора, фарфора, картинам и портретам XVIII — начала XIX столетия, и на малый Дом, расписанный, с хорошо сохранившимися фресками XVIII столетия, а также включить сюда парк со стрижеными аллеями в стиле XVIII столетия». В сентябре 1918 г. была выдана охранная грамота на имя Марии Николаевны Свербеевой о том, что дома усадьбы «не подлежат ни реквизиции, ни уплотнению, равно как и вещи, находящиеся в них, не могут быть конфискованы или вывезены без согласия Коллегии».

 Коллегия национализировала усадьбу Никольское-Урюпино с целью превращения ее в музей, учитывая ее огромное историко-культурное значение. Летом 1919 г. в большом доме усадьбы был организован музей, экспозиция которого, пополненная экспонатами и документами из других имений, отражала обстановку и быт «дворянских гнезд», отношения между крестьянами и помещиками в дореволюционной России. История создания и деятельности музея неоднократно подробно описывалась в изданиях Общества истории русской усадьбы в 1920-х гг., в альманахе «Красногорье» (1997, № 1), а также в книге Н.Г. Калининой «Летопись родного края», (М., 2003). Служебные постройки и сельскохозяйственный инвентарь имения были переданы рабочему комитету Гознака для организации ведомственного совхоза, однако он просуществовал недолго.

 Территория в окрестностях селений Никольское-Урюпино, Нахабино и Степановское, изобиловавшая лесами, не используемыми в хозяйственном отношении, постановлением Совета народных комиссаров РСФСР от 21 сентября 1921 г. была отведена для организации Военно-инженерного полигона Главного военно-инженерного управления РККА. Первым пунктом в постановлении было передать полигону «все земли и здания имения Никольское-Урюпино, исключая двух помещений, занятых музеем, и парка». Полигону были переданы все служебные постройки бывшей усадьбы, которые использовались ведомственным совхозом, но музей был сохранен и продолжил свою научную и просветительскую деятельность, несмотря на сравнительно низкую экскурсионную посещаемость из-за отсутствия удобных средств сообщения, главным из которых служила расположенная в 4,2 км от села железнодорожная станция Опалиха. К сожалению, деятельность на одной территории двух объектов оказалась несовместимой. Музей был закрыт в 1929 г., его материалы были переданы в музей «Архангельское». 

Военная часть, Николо-Урюпино.
Военная часть, Николо-Урюпино.

 Возрастала роль военно-инженерного полигона Красной Армии, на базе которого выросли военно-инженерный городок при селе Никольское-Урюпино, ремонтный завод и Военно-инженерный институт им.Карбышева при станции Нахабино.Село стало центром Николо-Урюпинского сельсовета, где действовали школа 1 й ступени, музей и общество потребителей. Активно проходило выделение молодых семей, и в 1926 г. в селе насчитывалось уже 87 крестьянских хозяйств и 10 «прочих», 171 житель мужского и 222 женского пола. Вслед за открытием полигона в Николо-Урюпино появляется учебный лагерь Военно-инженерной академии им.Куйбышева, доля которого в жизни села возрастала с годами. В 1939 г. в селе было учтено 145 строений, 259 крестьянских и прочих хозяйств и 961 житель. В лагере ВИА в 8 строениях числилось 57 хозяйств и 141 житель. В 1939-1940 гг. строится кирпичное двухэтажное здание средней школы.


 В 1945 г. объединенный колхоз Николо-Урюпина и Позднякова «Заря Октября» сохранил в своих рядах 212 членов колхоза, которые выработали 18 550 трудодней, имели 11 лошадей и стадо из 46 коров, обработали 67 га зерновых, 41 га картофеля, 14 га овощей и 63 га трав. 3,3 га занимали ягоды: земляника, крыжовник, смородина, вишня, а также яблони. Председателем колхоза был Михаил Васильевич Никонов.

 

 В послевоенные годы резко сократилось население, особенно мужское. В 1951 г. в селе числилось только 140 хозяйств, 146 жителей мужского и 273 женского пола. В это же время растет население Инженерного городка, где в 155 семьях числятся 197 мужчин и 334 женщины. Постройки усадьбы и вся ее территория перешли в ведение Военно-инженерной академии имени В.В.Куйбышева. В результате утрачен старинный парк, из-за отсутствия условий для целесообразной эксплуатации погибли служебные постройки. Попытки организовать щадящие условия для эксплуатации усадебного комплекса через организацию на его территории пионерского лагеря лишь на время отодвинули трагедию, нависшую над ним. 

  Белый домик, несмотря на эпизодически проводившиеся в прошлом реставрационные работы, пришел в крайне запущенное состояние.Закрытая в 1930-х гг. церковь долгое время использовалась как зернохранилище и овощехранилище, затем для механических мастерских и промартели. Интерес к ней как к архитектурному памятнику возбудился в 19б0-х гг., когда начались исследования памятника, и архитектором О.С. Горбачевой был составлен проект реставрации. Однако проведение работ по реставрации фасадов Никольской церкви завершилось только в 1989 г. Православная община возбудила ходатайство о возвращении верующим здания храма. В 1990 г. состоялось первое богослужение у здания храма, второе — в 1991 г. Службы совершал благочинный церковного округа отец Александр Линда. В конце 1991 г. храм был передан общине верующих и 19 декабря первое богослужение в стенах храма совершил настоятель Никольской церкви отец Владимир Елисеев. 

Храм Николая Чудотворца, Николо-Урюпино.
Храм Николая Чудотворца, Николо-Урюпино.

 Восстановление здания продолжается медленно из-за отсутствия финансовых средств, но число прихожан возрастает, храм посещают приезжие из Москвы и зарубежные гости. Неоднократно приезжал навестить свое родовое гнездо внук одного из владельцев бывшей усадьбы Никольское-Урюпино, глава зарубежной православной церкви епископ Василий Родзянко (ум. в 1999 г.). Большую духовно-просветительскую работу проводит староста церковной общины Нина Григорьевна Калинина, автор книги «Летопись родного края», в которой представлены многие очень интересные сведения из истории сел и деревень сельского поселения «Ильинское». (Е.Н.Мачульский)

Москва, Рублёво-Успенское ш., 201


info@rublevka24.ru


Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику, которая помогает нам обеспечивать вас лучшим контентом. Вы можете прочитать подробнее о cookie-файлах или изменить настройки браузера. Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов. Это совершенно безопасно!