История села  Козино Одинцовского района

 В источниках старинное село Козино впервые упоминается в начале XV в., когда князь Юрий Дмитриевич отдал игумену Савве Сторожевскому для обустройства монастыря ряд селений, в том числе и деревню Козинскую. Во владении Савво-Сторожевского монастыря она находилась до начала 70-х годов XV в., когда другой удельный звенигородский князь Андрей Васильевич возвратил ее, обменяв на другие земли. С тех пор на протяжении полутора столетий Козино постоянно находилось в числе княжеских, а затем царских владений, иногда отдаваясь в поместье. Так, в 1537 г. оно числилось за вдовой удельного боярина Михаила Добрынского Домной и ее сыном Семеном.

«Пётр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе» — картина русского художника Николая Ге (1831—1894), написанная в 1871 году
«Пётр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе» — картина русского художника Николая Ге (1831—1894), написанная в 1871 году

 Следующее упоминание о селе относится уже к XVII в., когда в 1618 г. во время похода польского королевича Владислава в селе находились его отряды. Дворцовым село оставалось до 1642 г., когда было пожаловано боярину Борису Михайловичу Салтыкову "за московское осадное сиденье королевичева приходу". Подобная мотивировка была удивительной, ибо с момента этих событий прошла почти четверть века, и говорить всерьез о заслуженной награде было просто нельзя.

 

 Разгадка этих канцелярских ухищрений была на поверхности: владельцем соседнего Ершова был могущественный боярин Михаил Михайлович Салтыков, находившийся в родстве с Романовыми, его взрослому сыну нужна была вотчина, и в итоге появился благовидный предлог ее захвата. В 1662 г. Козино досталось его брату Петру Михайловичу Салтыкову. При нем в 1678 г. в селе насчитывалось 48 дворов с 197 крестьянами.


 После смерти Петра Михайловича в июле 1690 г. Козино досталось его сыновьям Алексею и Петру, с их племянниками Василием и Алексеем Федоровичами Салтыковыми. В 1705 г. село значилось во владении Алексея Петровича Салтыкова и нем находились церковь, двор вотчинника, скотный и конюшенный дворы, двор приказчика и 44 крестьянских двора.

 Карьера Алексея Петровича складывалась вначале удачно. В 1682 г. он был сделан боярином, а в 1689 г. служил воеводой в Астрахани. Во время первого заграничного путешествия Петра I, Салтыкову в феврале 1698 г. было поручено командование Рязанским полком, направлявшимся "для промыслу над неприятели басурманы и для береженья завоеванных турецких городов Азова и других". В 1711 г. он заведует Провиантским приказом, а два года спустя, после смерти Ромодановского, ему удалось получить пост московского губернатора. Но на этой службе у него произошло крупное столкновение с вице-губернатором Ершовым, публично обвинившим Салтыкова в том, что он "потакает ворам" и потерял казенных 50 тысяч руб. Салтыков оправдывался перед царем, но в итоге после разбирательства этого дела Сенатом был замещен Кириллом Нарышкиным, а с мая 1719 г. назначается казанским губернатором. 


 Это была завуалированная форма ссылки. Уже в 1722 г. Салтыков просил дать ему отставку, ссылаясь на свою болезнь, смерть жены и сына, но только в 1724 г. получил разрешение приехать в Москву.

 

 В 1769 г. Козино принадлежало другому Алексею Петровичу Салтыкову - родному внуку Петра Михайловича (от его сына Петра). В 1786 г. оно вместе с деревней Грязью числится с 540 ревизскими душами во владении тайного советника и сенатора Михаила Михайловича Салтыкова. По данным конца XVIII в. Козино насчитывало 40 дворов, где жило 583 человека обоего пола, и принадлежало Дарье и Александре Григорьевнам Спиридовым, дочерям знаменитого адмирала Григория Андреевича Спиридова. В селе значились деревянная церковь Николая Чудотворца, одноэтажный деревянный господский дом со службами и фабрика, где на восьми станах вырабатывались салфетки, скатерти и "русский канифас" (род легкой, обычно полосатой, хлопчатобумажной ткани) для собственных нужд. Основным промыслом крестьян была пилка леса.

В 1852 г. Козино принадлежало камер-юнкеру Алексею Алексеевичу Спиридову, внуку адмирала. В дальнейшем судьба села была такой же, как и у большинства других окрестных селений. В 1890 г. здесь проживало 594 человека, имелась земская школа. Спустя три с половиной десятилетия мало что изменилось - по переписи 1926 г. в селе насчитывалось 120 дворов и 579 жителей, существовала школа I ступени и сельсовет. 

 

 До 1929 года село относилось к Звенигородскому уезду Московской губернии. В 1930-е годы здесь был создан колхоз. До 1932 года в селе существовала каменная церковь, выстроенная на средства Г. Х. Циммерман в 1811—1814 гг., в 2002—2006 гг. была выстроена новая деревянная церковь Троицы Живоначальной. В 1941 году село оказалось на линии фронта, но благодаря мужеству бойцов 5 армии не было захвачено немцами. По данным переписи 1989 г. тут зафиксировано 92 хозяйства и 149 жителей с постоянной пропиской. Рядом с селом, близ пансионата Академии наук, уже в советское время возник поселок Мозжинка, где в 1989 г. считалось 11 хозяйств и 28 человек.


Москва, Рублёво-Успенское ш., 201

info@rublevka24.ru


Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику, которая помогает нам обеспечивать вас лучшим контентом. Вы можете прочитать подробнее о cookie-файлах или изменить настройки браузера. Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов. Это совершенно безопасно!