История деревни  Калчуга Одинцовского района

 Вблизи Усова, на высоком берегу Медвенки, неподалеку от ее впадения в Москву-реку, находится деревня Калчуга (в разные времена – Пустошь, Петрушкино, Колчуга), возникшая на месте выселок из Усова. По одной версии, название деревни Калчуга произошло от искаженного «кольчуга» – в далекие времена в этом селе жили мастера-кольчужники, по другой – деревню назвали по имени протекавшей тут некогда речки Кольчуги и название ее происходит от колчи — кочка, кочковатое болото, бугристая поверхность. Деревня известна с начала XIX века как выселки села Узкое, принадлежала сёстрам Вельяминовым. В то время там проживало 32 души мужского и 36 женского пола. 

Семейный портрет Воронцовых-Вельяминовых
Семейный портрет Воронцовых-Вельяминовых

 Участок, где позже возникла усадьба Зубалово, находящаяся в деревне Калчуга, в исторических документах известен с 1806 года, когда владелец деревни Усово гвардии капитан Дмитрий Михайлович Лассенгефнер продал его графу Николаю Ивановичу Салтыкову. В 1852 году здесь было две усадьбы: первая ― калежского ассесора Абрама Петровича Хвощинского (22 человека крепостных), и вторая ― Анны Дмитриевны Зандгален, построившей в усадьбе химический завод, выпускавший глауберову соль и селитру.

 

 В 1857 году она продала 8 десятин здешней земли крестьянам Щавелеву из Барвихи и Кондратьеву из Луцкого (их потомки живут и сейчас в Барвихе и Жуковке). В давние времена в Калчуге Кондратьев и Щавелев пытались развить начатое семейством Зандгален производство удобрений, но из этого ничего не вышло. 


 В 1892 году они были вынуждены продать свою землю, прилегающую к деревне Калчуга, бакинскому нефтепромышленнику-миллионеру Льву (Левану) Константиновичу Зубалову (Зубалашвили), который здесь, на высоком холме, по обе стороны живописного урочища Медвенки, в конце 1890-х – начале 1900-х годов построил четыре дома – для себя, отца, брата и дяди. Проектировали их в псевдоготическом стиле архитекторы Н.Н. Чернецов и П.С. Бойцов. В этом же стиле выдержаны и хозяйственные постройки. Усадьбы в Калчуге были обнесены каменной оградой. Зубаловы хорошо знали Барвихинский край – здесь жили их родственники Майендорфы и Трапезниковы. Вместе с Майендорфами они владели лесопилкой в Усове. Зубаловы стали прихожанами усовской Спасской церкви и щедро ей помогали.

 

 Когда-то десятикилометровое Красногорское шоссе называлось Зубаловским, и местные старожилы охотно рассказывали, что его еще до революции проложили меценаты Зубаловы, состоявшие в родстве с баронами Мейендорфами из Барвихи. Князь Кирилл Голицын в своих записках, изданных в 1997 году, пишет о Зубалово: "Увидел я загородное владение миллионера-нефтяника издали в 1923 году. Случилось это так. Примерно через месяц после смерти моей матери, в июне 1923 года, нас с отцом потянуло к родным в Москву, так как в Петрограде никого из близких уже не осталось. В Москве никого не застали — Голицыны были на даче, которую сняли в селе Знаменском, расположенном на правом берегу Москва-реки напротив родового голицынского Петровского. Станция Усово помещалась тогда в старом товарном вагоне без колес, одиноко стоявшем возле путей. 

Усадьба Зубалово
Усадьба Зубалово

 Там перед отправлением поезда продавались билеты. А приехавшему в Знаменское предстояла от Усова прогулка пешком — около трех километров. Однако здесь, между станцией Усово и Знаменским, с дореволюционных времен стояла усадьба Зубалова, которую он укрепил не хуже, а может быть, и лучше своего московского дома. И эти укрепления сыграли свою роль в истории владения. Именно благодаря мощной стене, железным воротам и «персональной» железной дороге «Зубалово» в советское время стало одной из первых «высоких резиденций». 

 После Октябрьской революции усадьба стояла без пригляда, пока на лето 1924 года сюда не приехал с женой Ф. Э. Джержинский. Дзержинскому место понравилось, и по его инициативе здесь создали образцовый совхоз Горки-2 для снабжения госаппарата сельскохозяйственными продуктами. Постепенно сюда переместились на летний отдых, а после и на постоянное жительство И. В. Сталин, К. Е. Ворошилов, Н. И. Бухарин, А. И. Микоян и другие. И. Сталин перебрался отсюда в 1932 году на кунцевскую дачу после самоубийства жены Надежды Аллилуевой. 

В книге «Двадцать писем к другу» Светлана Аллилуева вспоминает: «Солнечный дом, в котором прошло мое детство, принадлежал раньше младшему Зубалову,нефтепромышленнику из Батума. Анастас Микоян с семьей и детьми, Ворошилов и несколько семей старых большевиков разместились в Зубалове-2, а отец с мамой ― в Зубалове-4, неподалеку, где дом был меньше. Осенью 1941 года было взорвано наше дорогое Зубалово, так как ждали, что вот-вот подойдут немцы. Мы поселились во флигеле». Это о Зубалове-4. А Зубалово-2, где жил Микоян летом 1963 года, ещё сохранялось.

 Племянник жены Сталина В. Ф. Аллилуев вспоминает: «В предвоенные годы Светлана жила в Зубалове со своей няней Александрой Андреевной Бычковой, там же жили дед (С. Я. Аллилуев), бабушка (О. Е. Аллилуева)… Одна из комнат на первом этаже дома была особенно светлой, так как её стена, выходящая в сад, была стеклянной… В комнате было множество занятных вещей — поделки замысловатые, инструмент и главное — верстак, установленный вдоль стеклянной стены. Дед любил эту комнату и проводил в ней все время, он вечно что-то мастерил, строгал. Писал он здесь и свои воспоминания „Пройденный путь“…».

 В другой зубаловской усадьбе, так называемой Зубалово-4, на левобережье Медвенки с 1919 по 1932 год, до самоубийства жены, жил И.В. Сталин с семьей. Главный въезд в усадьбу был со стороны Знаменской дороги (современного Красногорского шоссе), которая соединяла Одинцово с селом Знаменским. Дорога шла через глухой девственный лес, тот, что остался и сейчас. На пути встречалась только одна деревня – Лайково, она была в полутора километрах от усадьбы. Дорога и местность вокруг очень живописны. Спуск к Зубалову больше напоминает горный серпантин. Особенно красив этот спуск ранней весной, когда тает снег и по обочинам возникает множество маленьких водопадов. Красива дорога и в начале мая, когда по берегам Медвенки цветет черемуха. Красоту этому месту придает и популярный родник. Невозможно понять, что за таинственная жизнь идет сейчас за зловещей, поросшей седым мхом стеной. За ней видны только вековые ели. Даже птиц не слышно в этом малопривлекательном месте, где таились от глаз людских победившие вожди революции. Зубаловы когда-то укрывались в этой усадьбе от экспроприаторов, а сами экспроприаторы по достоинству оценили крепость, возведенную под Москвой их классовым врагом.


Москва, Рублёво-Успенское ш., 201

info@rublevka24.ru


Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику, которая помогает нам обеспечивать вас лучшим контентом. Вы можете прочитать подробнее о cookie-файлах или изменить настройки браузера. Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов. Это совершенно безопасно!